ivanov_petrov: (geo)
Я немного дополню ту картину, которая нарисована в тексте http://ivanov-petrov.livejournal.com/1984934.html

Массовое образование появилось в XIX в. А до того кто выполнял функцию этого объединения общества и обеспечения взаимного понимания его членов, основу аргументации и рационального принятия решений? В самом общем смысле об этом говорят как о "культурном бэкграунде", но это очень общая формулировка - в культуру входит много чего, в том числе образование есть часть культуры. Конечно, язык и много еще что, но для "объяснений", для возможности аргументации и взаимных договоров использовались иные средства. Долгие века основой договороспособности общества была религия. Ведь тогда общество не было светским. Важно, что религия тут выступает в своей социальной функции - это не глубочайшие искания оснований человеческой жизни, а довольно поверхностные функции обеспечения социальной жизни. Обычно исполнение религией этих функций не нравится глубоко религиозным людям. Это не личные искания, а общественно-утвержденные институты, когда в церквях оглашаются здравицы за царствующего правителя, одобряются действия государства, когда основой аргументации служит случайная подборка цитат из Писания и т.п. Назовем это "клерикализацией" - ситуацию, когда некоторые общественные функции выполняют церковные институты.

Описываемая мной роль образования (как основы артикулированного взаимного общения, возможности объясниться и аргументировать) возникла недавно, с появлением светского общества. Появились государства современного типа, появились массовые общества, на смену частным школам пришло образование государственное и потому (как все у государства) обязательное. И в светском обществе, где религия больше не выполняет регулярным образом свои функции обеспечения среды внутреннего понимания для разных людей, общего основания и базы для переговоров - теперь эту функцию выполняет образование.
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Недавно многие высказались здесь http://ivanov-petrov.livejournal.com/1981703.html о том, что такое хорошее образование.
Там были взгляды ожидаемые, были неожиданные - говорили и о том, что считают образованием: надо же, я так не думал. Но некая точка зрения не была высказана никем. Причем не какая-то вычурная и особенная, редкая, а - вполне обычная (для меня), я полагал, что "все так думают". Или почти все. А вот же, очень мало кто или даже почти никто.

Образование - это совокупность однотипных (одинаковых у разных людей) знаний, имеющаяся у человека, а также процесс получения этих знаний.

Тут важно понимать, что это значит. Скажем, если человек разбирается в музыке и говорит достаточно сложные и продвинутые вещи и если это человек образованный, я ожидаю, что он читал такой-то пласт художественной литературы - весь пласт. Из знания чего-то в музыке я могу заключить о множестве фактов знакомства с литературой, наукой и т.п. Этот человек на определенном уровне представляет себе тенденции (европейской) архитектуры, он знает многие течения живописи, разбирается в элементарных основах естественных наук и т.п. Не может быть образованного физика, который не слышал имени "Шекспир", не может быть образованного филолога, который совсем не представляет оптической теории Ньютона. Не может быть образованного человека, который бы не знал общий смысл теории Дарвина или самых элементарных сведений о физиологии, или о валентности, или о генетике, или...

Вот эта однотипная связность знаний и представлений и называется "образованием". Детальные и полные знания в какой-то одной области, не сопровождающиеся представлением об иных областях - не являются составной частью "образования", это знания сколь угодно детальные, специальные, продвинутые, но образованным человек с этими знаниями не является. Благодаря образованию можно предсказать, что знает человек, обладающий образованием. Это важнейшая черта образования.

Такое понимание образования было раньше, теперь его практически нет. Настолько нет, что даже в мечтах об идеале, каким бы должно быть образование - и то нет такого идеала.
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Факты не существуют, они конструируются. Созданию факта предшествует работа, и мнение, что факты "сами по себе" лежат на дороге, упускают из виду эту работу. Если мы заинтересованы в истории университета, мы можем отыскать множество фактов уже готовых. Однако эти факты появились как побочные результаты решения каких-то иных задач. Например, мы можем установить даты открытия университетов в разных городах и странах, можем узнать число обучавшихся студентов по годам, состав преподавателей, читаемых лекций, дисциплин, по которым проводились экзамены, зарплаты преподавателей, расходы университета... Эти горы фактов подарены тем, что существуют налоги, государственные выплаты, юридическое сопровождение государственной деятельности и т.п.

Мы можем использовать эти факты, чтобы составить свою историю университета. Мы получим некую хронологию появления учреждений данного типа, можем провести статистику обучающихся студентов, сопоставить доходы разных слоев населения и сделать выводы об относительном достатке преподавателей разного класса. Это хорошо. Это будет историей университета? Мне кажется, это лишь неупорядоченный ее фрагмент. Получается так потому, что мы взяли подаренные нам факты, которые сохранились потому, что являются отходами деятельности некоторых социальных механизмов.

Мы можем получить больше фактов. Собрать старые письма преподавателей, конспекты лекций, воспоминания и мемуары. Получим старые стихи, которые читали на юбилеях, сплетни и скандалы, описания торжеств, жалобы на бедность. Можно сопоставить это с историей словесности, зацепить за некоторые культурные события, привязать к истории быта. Получим описания студенческих гулянок, долгие истории жизни преподавателей, заполненные карьерными дрязгами и поисками подработок. Можем сопоставить списки предметов, получить представление о том, чему обучали студентов, отметить, что некоторые преподаватели читали лекции очень хорошо и понятно, а другие прогуливали и манкировали обязанностями.

Это история университета? Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Мнѣ задали вопросъ, а что я расцѣнивалъ бы какъ хорошее образованiе. Пауза уже затянулась, а я все не могу отвѣтить (это трудно сдѣлать потому, что перебираешь людей, которыхъ считаешь образованными, и ищешь сферу пересѣченiя — она мала). Хотѣлъ бы переадресовать этотъ вопросъ всѣмъ читателямъ. Съ предварительнымъ уточняющимъ вопросомъ: а можно ли говорить о кругѣ знанiй, необходимомъ для того, чтобы быть образованнымъ, и если нѣтъ, то достаточно ли какого-то объема или нужно что-то другое? И если да, то насколько онъ можетъ быть обширнымъ?

http://philtrius.livejournal.com/1100329.html

В самом деле. Я могу себе представить ответ, находящий опору в литературе предмета. То есть - древние языки и математика. Я примерно представляю, какие аргументы у такой точки зрения, что это за теория. Но я никогда не видел человека, образованного таким образом, то есть чтобы он нормально знал только это. Я могу сформулировать "идеал" - например, знать универсально много, не просто факты, а разбираться в сути окружающих явлений мира. Я таких людей встречал, хотя и крайне редко - конечно, я могу отвечать лишь за то, что я не видел их берегов, они знали намного больше меня. При этом все они жаловались на то, что их образование - ужасное, недостаточное, плохое, они знают потрясающе мало, учатся всю жизнь и не перестают сожалеть, что по лености успевают так мало. И такие люди обычно упоминают о своих учителях, которые были в самом деле образованными людьми и вот они, те, которых я не видел - вот они да.

Я бы, наверное, сформулировал вопрос так. Чтобы не ограничиваться редкими, уникальными людьми, которых в жизни один, много - два. Давайте исходить из десятка. То есть образование кого-то одного - это вещь уникальная, тут не с чем сравнивать, а вот если с неким образованием набирается известных человек десять - имеет смысл смотреть на уровень образования.

То есть - вы встречаете человека, знакомитесь, разговариваете. Постепенно оказывается, что, ежели вас спросить, вы бы сказали, что у вашего знакомого отличное образование. На уровне десятки самых образованных людей, встреченных вами в жизни, ну или даже большего числа, если повезло.

По каким критериям вы это определите? Речь? Строение фраз? Знания? Умение аргументировать? Понимание основ? Редкое здравомыслие? Знание мелких деталей, выдающих плотное знакомство с разными предметами? Специальные глубокие знания в одной дисциплине? Универсальность, некоторое зрание широкого коруга проблем? Те же древние языки? Или просто по факту выпуска из некого университета или школы?

Почему бы вы сказали, что у кого-то хорошее, даже отличное образование?
ivanov_petrov: (geo)

"Секрет учительского авторитета заключается в интеллектуальном превосходстве учителя, естественно впечатляющем юные умы, а также в отеческой любви, завоевывающей юные сердца. Разве нужно что-либо еще для авторитета?"
Игнатий Лойола


Пожалуй, в это глухое время помещу-ка я рассуждение на тему, ажиотажного интереса не вызывающую. Листая старые журналы, нашел занятный разговор. Как четко-то человек резанул - не иначе как у него та самая бритва в руке. Три, говорит, пути воспитания. Каково? и четвертому, типа, не бывать.

Разбирая рассуждения в журнале gignomai, увидел такие соображения. (http://gignomai.livejournal.com/706962.html)
"- А вот что из себя представляет процесс воспитания тогда? Я вот вижу примерно три варианта:
- Восприятие текстов и формирование для себя образцов из них. Тут задача стоит в подборе текстов и цензуре тех текстов, которые просто присутствуют.
- Наблюдение за авторитетами и формирование своего поведения и ценностей через подражание им. Тут надо тогда, чтобы воспитатель был авторитетом.
- Приобретение опыта и изменение в соответствии с ним. Тут стоит задача формирования ситуаций, в которых ребенок бы получал заданный опыт, и работа с ребенком в ситуации."


Я не уверен, что тут взят единственно возможный аспект и полный перечень - мало ли, можно иначе подходить. Но вот что удивительно.
Даны три пункта, как может происходить воспитание. Первый пункт подразумевает авторитетность (неравенство, неравноценность) текстов, цензуру и отбор их, причем неравноценность текстов задается не самим читателем, а другой инстанцией.
Второй вариант подразумевает существование авторитета - того, чье мнение означает совсем другое, чем мнение каких-то других людей. Хотя оно тоже с виду "личное", просто еще одно мнение - но имеет совершенно иную природу.
Третий вариант еще круче - считается, что кто-то будет формировать человеку опыт и ситуации, в которые тот будет попадать.

Интересно, что все три пути в современной социальной среде закрываются очень рано. Еще совсем мелкие дети уже считаются имеющими право отказываться от навязываемого опыта. А до первого пункта - с текстами - дело вообще не доходит, к тому времени, как люди всерьез начинают читать, выбор книг уже считается личным делом. Что до воспитания людей взрослых, то они уверенно отказываются от всех трех способов воспитания.

А как же это сейчас происходит? Не будем о детях - они считаются "принадлежащими" кому-то, родителям, это обязательно будет разговор о других, в разговоре не присутствующих. А как же воспитуются те, кто может говорить за себя? Они принимают чью-то цензуру текстов? Они следуют за авторитетами? Или всё сами, сами?

ivanov_petrov: (geo)
"Культ французской революции - это первая религия молодого русского человека; кто из нас в тайне не хранил портрты Робеспьера и Дантона" Герцен

Я помню еще людей, у которых таким примером-лейтмотивом был пример с Великой революцией. Но трудно объяснить наружу, как это использовалось. Попробую так: нет, это не образец, к которому все сводилось. Дело в ином. Для мышления нужны примеры сложности. Они берутся из очень хорошо известных на опыте сложных ситуаций. Ну, вот хотя бы так: самый известный способ запоминания наизусть - привязывание последовательности слов к другой, очень хорошо знакомой последовательности. Как у Шерешеского: я, мол, как бы иду по Невскому, который знаю до мелочей, каждую выщерблину в тротуаре, каждое окно и лепнину - и расставляю новые незнакомые слова по этим вехам, а потом иду обратно и собираю эти слова. Так вот, простые ситуации запоминаются "сами", а при столкновении с чем-то сложным люди обычно используют (по крайней мере, поначалу) свой опыт обращения со сложным. И тут нужно, чтобы этот опыт был.

казалось бы, сложностей и без того у каждого навалом. Но важно, чтобы ситуация была... нет, не решена - действительно сложные ситуации решения не имеют - чтобы она была артикулирована. Чтобы были внесены в нее понятия, которыми ее описывают и решают. Личный сложный опыт - это часто непроговоренный комок, нерасчлененный, без слов. Даже выделить его части, назвать их - очень трудная психологическая работа. И называют там нечто "своими" словами, из личного опыта, когда только говорящий понимает, что это значит - как детские прозвища. А для работы со сложным, для его продумывания надо, чтобы уже было проведено расчленение ситуации на объекты, действия, акторов и пр., чтобы были использованы слова, которые поймут окружающие. Тем самым это могут быть почти только общезначимые примеры, вовсе не из личной жизни.

Дело не в том, из какой области берется опыт. Да, если пример про революцию, то с его помощью леге обсуждать социальные процессы, но каждый такой лейт-мотивный пример организует широкие области сложных ситуаций и на деле используется для решения очень разнообразных проблем.

Боюсь, что одного примера с Великой революцией будет мало. Для людей 1970-х годов - для многих - это было то, о чем говорил Достоевский в Бесах, дело Нечаева, проблема революционного террора. То, о чем книги Ю. Давыдова. Как террор перерождает террориста и чистое общественное движение, как насилие сказывается на обществе. Это был хорошо известный, в многих книгах разобранный пример, и можно было его использовать - стоило маякнуть одной-двумя фразами, и собеседник понимал, какие парадоксы, проблемы, трудности имеются в виду. И тут важно: нет, дело не в сигнале. Тут легко сбиться на просто сигнальную функцию - когда мелодия напоминает о фильме, фраза о поэме - но я не об этом. Дело не в том, что длинный текст обозначается коротким знаком - дело именно в сложном примере, хорошо всем известном, и на эту сложность можно легко сослаться - не на текст, а на сложность.

Или, скажем, примеры у экономистов - один хорошо разобранный пример (скажем, о маяках) аменяет множество слов - хотя маяки - довольно необычные объекты и трудно сказать сразу, что на них похоже, тем не менее в профессиональной коммуникации это такой лейтмотивный пример, сразу после упоминания становится ясно, о чем речь, какие там были проблемы, как были решены, почему не сразу нашлось решение. Свои примеры есть у психологов, они разнообразны - одни из амых известных - сказочные архетипы. Если сказать, что у человека проблемы Золушки или там еще кого - очень многое сразу становится понятным. Для тех, кто не просто читал сказку, кто вживался в архетип Золушки, много об этом думал, разговаривал с другими - создавал шаржи, варианты, пробовал смотреть на историю с позиций разных персонажей, пробовал "не верить" чьей-то версии, пробовал узнавать эту историю в передаче разных заинтересованных сторон. Тогда для него есть много всяких трудностей и сложностей, с которыми он разбирался на этом примере. Это не значит, что он всё и всегда сводит к Золушке - это значит, что он приемы обращения со сложностью выучивал на этом примере. Есть модные общегуманитарные примеры - Другой, Граница и т.п. - тема, звучащая тысячью книг, сказанная с разных сторон знаменитыми авторами, так что понятно, что другой - это не просто Другой, а... вплоть до совсем наоборот.

Такие примеры есть и в самых разных естественых науках. Есть классические примеры сложных эволюционных сценариев или трудностей с классификацией, и специалисты используют их - они часто служат в статьях введением в тему, как бы напоминается - вот была сложность, там понятно какие были проблемы, помните? так вот, сейчас другой пример, связанный не более как с мотивом.

Так вот, возвращаясь к примеру Герцена. Ясно, что в разных специальных разговорах и отдельных науках есть хорошо разработанные примеры сложных проблем. Но среди этих лейт-примеров есть такие, которые в какое-то время получают особенно широкое хождение. Как для советского времени были характерны примеры Французской революции и дела Нечаева. Конечно, не только они, были и другие, и наверное в разных кругах разные. Интересно знать, какие примеры в какое время и в каких кругах служат такими образцами сложности. Разобранными, проговоренными, популярными, многим известными, к которым легко свести какой-то прием или ситуацию.

Может быть, кто-то захочет сказать, какие лейт-примеры сложных ситуаций с его точки зрения популярны - когда и где. Про времена Герцена уже у читателей этого блога узнать трудно, но вот какие сейчас ходят примеры? Или в недавнее время - и среди кого? Что использовалось для пояснения сложной ситуации? Может быть, это какой-то очень известный конфликт или ситуация из фильма, или из книги, или еще что-то?
ivanov_petrov: (geo)
tempFileForShare

Ну вот, профессора как Боги. Или как ложные боги, поскольку было им заповедано, а они... Известное дело.

И я хочу спросить, кто эти профессора. Я бы назвал, например, Мамардашвили, Аверинцева, Бибихина, Свасьяна. Не для того, чтобы спорить, а чтобы стало яснее. Про каждого я слышал очень презрительные фырканья знатоков - а, пустословие, пустые красоты, затемняющие отсутствующий смысл...
Я не об этом. Само признание, что это ложный бог, указывает на богоподобие: кто-то купился и видит как настоящего Бога.

Так что речь не о подтверждении и опровержении, а о продолжении ряда. Каких знаете профессоров, которые были или есть, и которые как Боги - говорят и пишут особенно красноречиво, поражают глубокими мыслями. При этом не обязательно называть ложных богов - пусть с вашей точки зрения это мысли истинные и глубокие, и пусть кто-то другой не считает это верным - не важно, главное - это в самом деле богоподобный профессор. Не знаю, могут ли такие быть только в гуманитарных областях, тут-то философствующие филологи и филологеющие философы. Может, кто скажет и о других.

Да, и еще уточнение. Я спрашиваю об ученых в широком смысле - не просто о говорунах и шоуменах, которые ничем иным и не являются, а именно о людях, которых вы лично (или кто-то еще) воспринимает как настоящих ученых. Поэтому вопрос не о коучерах, которые блистательно делают презентации, а о людях, которые демонстрируют волшебство глубокой мысли и умеют облечь это в магию слов.

(c) [livejournal.com profile] zh3l
ivanov_petrov: (geo)
Встретился текст, где автор развертывает довольно детально проект школы, связанный с астрологией. Подано это так, что, мол, если б было надо, то запросто можно б сделать - ничто не мешает организовать социальные практики с учетом астрологии. Мол, не важно, верна ли астрология - это совершенно другое дело, а вот сделать такую школу можно. Соответственно, меня тоже не волнует, что тут об астрологии, а интересна именно проработка проекта образования. Как бы это сказать... Что-то вроде того, как из вынесенных с тульского завода деталей раз за разом получается не самогонный аппарат, а автомат Калашникова.

То есть тут, если смотреть, то на то, чем же является сейчас организация образования - как раз то, что тут якобы заточено на астрологию, помогает понять, что же делается на самом деле. Потому источник, вообще говоря, строго не важен.

(c) [livejournal.com profile] zh3l
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Подряд следуют изумления. Вот дама после магазина, она купила какой-то сувенир зодиакального или приближенного к нему смысла, и возмущается. Оказывается, парни-продавцы в магазине, которых там за крохотный прилавочек набилось как в известном анекдоте за черенок лопаты - эти парни говорят, что это лошадь. Судя по извитому хвосту, в который заканчивает тело существа, при любом отношении к художественному гению это - морской конек. Но парни не знают о таком, о такой рыбе даже не слышали, для них это лошадь. Как можно, возмущается дама, кошмар, они не знают про морского конька!

Джентльмен, не отличающийся расположением к политике правительства, критикует эту политику, хотя, на мой взгляд, более провальной темы для беседы не существует. Его молоденькая сотрудница, совсем девочка, спрашивает - а вот вы всегда критикуете, у вас все правители в России были идиоты, а вот есть кто-то, кого вы уважаете? Джентльмен на секунду замирает, застигнут - каков вопрос, а! - то тут же находится и с немного победительным видом выдает: да, даже двое, Дмитрий I и Александр Федорович Керенский. А это кто, - спрашивает немилосердная девочка. Быстро выясняется, что она никогда не слышала о Керенском. И сопроводительная лекция по истории периода, с зарисовками имевших быть событий - не оказывают на нее ни малейшего, она этого ничего не знает на пять штыков вглубь.

Таких историй можно понаискать очень много. И тут у меня интерес совсем не в ужасании. Та дама, что знает морского конька, вполне возможно, путает принтер и сканер. Тот джентльмен, что ужасается неизвестности керен кого, может быть, неотчетливо понимает, что такое роуминг. Дело не в том, чтобы сказать "как можно!". Можно всё, это известно уже давно и нет смысла повторять.

Но для возможности некоего такого общения с коммуникацией, встречного движения умов, поддержанного языком, надо бы иметь какие-то общепонятные слова. Наверное, они даже есть или вскоре будут.

Как полагаете, где можно отыскать ядро будущего общего словаря? Общие для всех реалии? Корпус ядерной области языка, всем понятного, на котором можно говорить?
Read more... )Но вдруг что-то упускаю? Каким образом может формироваться общий язык, на котором можно понимать друг друга? Ну, чтобы в магазине спросить без словаря - не вон ту штуку, которая пониже этой и левее той фигни - а короче? Или даже поговорить о прошлой революции или там прошлой войне, не объясняя некоторых долго объясняемых вещей и не излагая все с самого начала.

(c) [livejournal.com profile] zh3l
ivanov_petrov: (geo)
Повседневная реальность претендует быть абсолютной. Подавляющее большинство людей уверены, что люди так, как сейчас, всегда думали, чувствовали, учились - в общем, всё. Делаются редкие исключения, которые появляются из детства - все помнят, что не хотели умываться, и потому верят в "немытое средневековье". Заодно в неграмотное.
На этом фоне люди уверены, что обучаться можно и нужно так, как учились они. Хотя массовая государственная школа - изобретение XIX в., все уверены, что вот примерно так и только так может быть устроено образование. Потому интересно смотреть, как это было устроено в угреков в античные времена, когда все эти игры в интеллект только начинались. Что дмали учителя, как были выстроены программы. В чем-то это очень напоминает современные воззрения, а в чем-то весьма отличается. Не говоря уж о высшем образовании - каким оно было, сколько было таких заведений, студентов, профессоров... Многое, конечно, напоминает. Надо же, были даже аналоги "наций" в университете.

А.-И. Марру. История воспитания в античности (Греция)
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Попалась история про Магницкого, того, который в XIX в. уничтожал высшее образование во вверенном его управлению университете. Я как-то краем слышал про это, но - мало ли. Сатрап какой, дурак, мало ли кто уничтожает высшее образование по каким причинам. То ему студенты строем не ходят, то... Шишков, если не вру, считал что избыточное количество ученых людей вредно в политическом смысле, начинается смута и волнение в умах. В общем, я не вникал, что именно там было у Магницкого. А тут в книге А.И. Авруса 2001 История российских университетов зацепил характеристику - ба, да он был обиженный либерал.

Раньше думал, что такие типажи могут существовать только в какой-то сатирической литературе, шаржи... Не может живой человек так себя вести. А вот фигушки, конечно, может.
Read more... )
Сейчас у нас высшее образование и всяческая наука потихоньку тогокается. Интересно, наверное, будет лет через сто узнать, что вело тех или иных деятелей. Наверное, кто-то искренне убежден, что наука существует одна, на английском и занимаются ею в приличных странах, так что нечего тараканов плодить. Кто-то думает, что в бедной стране не до роскошеств. Кому-то кажется верным прагматический уклон, типа, пусть оплачивают сами, и студенты,и компании, нуждающиеся в специалистах, тут-то и станет ясно, сколько чего надо - ну, как на рынке, где невидимая рука всегда всё прибирает в невидимый карман. А кто, может, обиделся. У кого-то, может, идеалы юности пострадали. Всяко может быть.
ivanov_petrov: (geo)
Ломоносов написал Проект регламента для Московской университетской гимназии (1755). Там существует 32й параграф. "Кто что исполнил или пропустил и прочее, назначивать в клетках против каждого дня и имени первыми буквами слов знаменующих:
В.И. - все исполнил
Н.У. - не знал уроку
Н.Ч.У. - не знал часть уроку
З.У.Н.Т. - знал урок не твердо
Н.З. - не понял задачи
Х.З. - худа задача
Б.Б. - болен
Х. - не был в школе
В.И.С. все исполнил с избытком
Ш. - шабаш
-----
А вы говорите - ЕГЭ. Вот какая должна быть форма отчетности, унификация и стандартизация.
ivanov_petrov: (geo)
Мне было едва десять лет, когда я начал ничего не понимать
Б. Фонтенель

Фонтенель это говорит, кажется, в укор школьному образованию: все было хорошо, а потом школьная премудрость навалилась и... Весь ум вышибло. Однако так можно сказать в очень разной связи. Кому непонимание далось в школе, кому позже. Кому-то непониманием стал опыт общения с девушками, кому-то - на работе случилось что-то кардинально не понять. Есть умельцы, которые в парадном шаге понимания спотыкаются об смерть и потом говорят, что именно мысль о смерти стала основой их непонимания. В общем, достигают непонимания очень различными способами.

Я бы считал это антитезой к модному вопросу о том, "какие книги меня сформировали". Что до книг, то редко кто начинает непонимать что-то посредством книги. Обычно ими вымощена дорога к полному пониманию. Хотя, если есть удачники, кто может сказать: вот, я прочел такую-то книгу и перестал понимать, - признайтесь. 5 книг, которые привели меня к полному непониманию - отличный был бы список. Но обычно это достигается вне книг.

Вы как стали ничего не понимать? Или это чувство не посетило и как понимали, так и понимаете?
ivanov_petrov: (Violinist)
Есть такие фразы, которыми стандартно начинают лекцию или историю какую, или ее стандартно завершают. Для усиления риторического эффекта. Кроме того, я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен... Вот Катон, вот Березин. Хорошая штука.

Скажите примеров. Красивые эти вот стандартные зачины для историй. Не то чтобы для надобности какой, а просто.

Для затравки - наткнулся тут на одно стариннейшее начало, но в очень непростой ситуации.

Жил да был Луис де Леон, вполне себе испанский схоласт. Родился в 1527, помер в 1591 - что еще человеку надо, чтобы о нем знали? Был он профессор, книги писал, был поэт, писал стихи. Говорят, что поэт был неплохой. Учился в Саламанке, августинец, защитился, работал. То есть писал комментарии, читал лекции.

И вот завелись у него враги. Знаете, университетские интриги... В XVI в. они были такими же гадкими, как в XX и XXI. Очень для ХХ века стандартный сюжет произошел - коллеги из ордена доминиканцев написали на Луиса донос. Тогда, знаете, были времена Тридентского собора, принятие Вульгаты как канонического текста Библии, все дела, а он грамотный, и позволял себе высказываться о качестве перевода, так что донос был обоснованный - мол, не доверяет святому тексту, и прям студентам это тлетворное мнение и несет. Вместо света излучает тьму, не всё пока в нашем королевстве, просим оградить и избавить, не дать растлить юные души. Узнаваемо, не так ли. Кроме того, профессор как поэт перевел Песню Песней на испанский. Можете себе представить? В общем, донос получился очень обоснованным.

Луис де Леон сел. Сидел в тюрьме пять лет. Может, это не 15 и не 25, но все равно срок достаточный. Конечно, остались друзья, писали просьбы, мол, разберитесь, что ж такое. Ладно. Правосудие туда-сюда, долго ли коротко ль, а только через пять лет Леона отпустили. Типа, несколько не досидел, но вообще, кажется, он и не виноват был, так что ладно уж. Выпустили и вернули профессорскую должность.

Взойдя на кафедру, Луис начал лекцию словами: "Как мы говорили в прошлый раз..."

(история из: Belda Plans J. 2000. La Escuela de Salamanca).
ivanov_petrov: (geo)
Часто возникает интересный сюжет: гении, которые плохо учились в школе, более того, были интеллектуально слабыми по школьным меркам. Сюжет интересный, но е2-е4 приводит к Эйнштейну, о котором есть миф, что он слабо учился. Далее е7-е5 сообщается, что это выдумка, идут ссылки, спор о том, кто тут врет, и тема закрыта, а жаль. Дело ведь не в Эйнштейне.

Может быть, кто-то расскажет интересные истории. Для разминки - два великих схоласта. Фома Аквинский заканчивал неаполитанский университет, преподавали у него отличные мастера, его профессор-наставник провел известный диспут о том, что первично - форма или функция, то есть для того быку рога, чтоб бодаться или он бодается, потому что у него есть рога. Все аргументы потом использовались через 800 лет в спорах адаптационистов с их противниками. Так вот, в университете Фома получил позорное прозвище "тупоголовый бык". Не быстро он усваивал материал.

Величайшим схоластом XVII в. был Суарес, это человек, который во многом определил, как будут думать Декарт и Лейбниц, о его гениальности и величайшей учености написано очень много. Он в 16 лет приехал в Саламанку и провалился на экзаменах.
Вступительное собеседование показало, что он слишком интеллектуально слаб, чтобы учиться в университете. Не знаний мало, не "не выучил", а именно интеллектуально слаб. Суарес отправился в Вальядолид и попробовал там. Его экзаменовал другой профессор, по иронии его однофамилец - тоже Суарес, и опять нашел, что абитуриент интеллектуально недостаточен и не может учиться. Суарес молил о воможности учиться в университете, и проф из Вальядолида написал в Саламанку, чтобы этого слабака, если можно, взяли хоть для испытания в качестве исключения. Суарес опять поехал в Саламанку, подал просьбу от влиятельного профа из Вальядолида и был зачислен.

Чуда не произошло. Он был самым слабым студентом потока, не понимал лекций, не мог их пересказать, не мог участвовать в диспутах, не понимал первоисточников. Интеллектуальная слабость. Ему назначили в репетиторы самого одаренного студента курса, чтобы вечерами тот разбирал с ним материал. Не помогало, туповатенький студент не тянул.

И тогда он обратился к ректору Гутьерресу с вопросом, не следует ли ему уйти из универа. Ректор напомнил ему старый принцип Ora et labora, посоветовал молиться и трудиться. В качестве особенного педагогического средства ректор рекомендовал ему кроме обязательной молитвы Христу молиться еще деве Марии - и не терять надежду.

Слабачок занимался как святой. Читал первоисточники, читал материалы, по которым профессора читали лекции (профильные монографии), сам разбирал вопросы еще до лекций, лекции пересказывал, разбирал по аргументам... и, конечно, особенно молился Богородице.

В 17 лет он стал первым студентом курса, а потом - признанным лидером всех интеллектуалов XVII в. Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Смотрю сейчас разные материалы по XVIII-XIX вв., и вдруг обратил внимание. Конечно, там рассказывается об университетах, о лекторах, плохих и хороших, оценки слушателей и прочие дела. Так вот, обратил внимание, что, кажется, поменялись критерии хороших оценок лектора.

Ясное дело, на таком небольшом историческом промежутке сдвиг происходит не по абсолютной величине, а по средней норме - не в том дело, что какие-то оценки вообще исчезают, а в том, что становится более частым, общепринятым и общепонятным.

Конечно, всегда говорили о том, что у какого-то лектора неприятная манера речи, плохой язык, он мекает, или у него неприятная или смешная внешность, или, напротив, у него замечательные манеры. Все возможные оценки лекторов всегда были. Но тут важны оговорки. Скажем: он смешной человечек, маленького роста и лысый, но... Это "но". То, за что извиняли плохое внешнее впечатление, или то, что ставили в особенную вину.

Из таких вот оценок, из того, за что прощают другие недостатки или за то, что ставят в особенное достоинство, можно собрать портрет - нет, не лектора, а того, за что сейчас ценится устное изложение.

Все детали чтобы собрать - это надо специальную работу с текстами провести, сделать все выписки, посчитать число классов, в общем, потрудиться месяц-другой, когда уже все источники собраны. А если наскоро, то впечатление такое. В XVIII-XIX в. лектора преждде всего ценили за то, как он работал на лекции. Как чрезвычайно положительная черта воспринималось, если лектор вдруг замолкал, думал, а потом излагал мысль - то есть работа мысли происходила перед аудиторей и можно было ее увидеть. Ценилась яркость и глубина изложения, за это прощали труд по вниканию и непонятность, прощали дефекты речи. Ценились истинные знания, причем не важно - практической деятельности или литературы, важно было, что лектор не "болтает", не "развлекает", а дает "знания". Особую неприязнь вызывали приемы, которые маскируются под эту добродетель истинного знания - ложное глубокомыслие, когда кажется, что излагают что-то этакое, а потом, продумав, слушатель понимает, что это только блестки, под которыми ничего нет. Надеюсь, примерно понятно.

Если посмотреть оценки сегодняшних слушателей и то, за что они одобряют лектора в 2013-2014 гг., будет немного иная картина.

Лектор оценивается как рассказчик, как шоумен, который на эстраде выступает перед публикой. То есть ценится умение рассказать, захватить слушателей, и сопутствующие риторические приемы: ясность и красота. Изложение должно быть простым (не значит примитивным), ясным, понятным, захватывающим. Особенную неприязнь вызывают приемы, которые маскируются под эту "захватническую" добродетель. То есть не любят лекторов, которые травят анекдоты, хвастаются, рассказывают охотничьи истории из жизни, то есть работают зазывалами. Насколько можно понять, раз хвалят и ругают примерно за одно и то же, - это речь именно о плоскости оценки. Редко хвалят за глубину мысли, за глубокие знания и т.п. Впечатление такое, что есть некая признанная добродетель - эта самая ясность, краткость, простота, яркость-запечатлеваемость. И хвалят за истинное исполнение этой добродетели, а ругают за ее оскорбление, за фальшивое исполнение этой добродетели. Эта добродетель лектора - как уж ее одним словом назвать - и стоит в центре внимания. Прочие добродетели - верность истине, глубина мысли, умение вызвать мысль в слушателе, практическая полезность - и что еще там можно придумать - прочие достоинства лектора редко обсуждаются, они не привлекают особенного внимания.
Read more... )
ivanov_petrov: (Default)
Мне очень не хочется долго объяснять, так что наскоро, для понимания желательно подумать.

К вопросу об образовании. Сейчас типичная ситуация. Одни говорят - кошмар-позор, ужасные тесты, ЕГЭ, сами методы образования деградируют, понимание целей рушится, поэтому и само образование по наклонной. Другие - фигня-фигня, люди либо учатся, либо нет, сейчас масса способов, тесты и интернет ничуть не хуже, просто новое, ретрограды боятся и стонут, плачут, робко прячут, а это просто новый век, хоть и новыми методами - а все же новые люди выучиваются, и очень неплохо.

Одни с опаской упоминают "визуальное мышление", видеоролики и видеоигры - мол, страшное дело, раньше учились на текстах? сейчас на изображениях, и что это такое - не понятно, это разные виды мышления, может, и не хуже, но другое, и непонятно, как культура будет поддерживаться этими новыми... Другие: фигня-фигня, либо учатся, либо нет, не существует никаких там визуальных мышлений, просто новые методы обучения, выучили - и все.

Одним не хватает аргументов, чтобы объяснить, что же они подозревают, другим не хватает знаний - говорящие "фигня-фигня" просто не на уровне проблемы. Я приведу цитату из одной старой уже книги. Там никаких алармов и криков, это книга профессионального дрессировщика-бихевиориста. Очень хорошего дрессировщика. Там важно, что эта женщина, которая может выучить собак, лошадей, хоккейную команду или менеджеров - ей все равно, потому что она умеет учить - так вот, эта женщина между прочим упоминает о различиях в способе обучения. На это и надо обратить внимание - ей это не важно, для нее это такое обстоятельство - у нее в руках работающий метод, и она кстати между делом оговариваеит, что одни люди к нему более способны, другие менее. Она может своим методом обучить любого, все научатся и будут успешно решать задачи - но из этих оговорок видно, что это лишь один из способов обучения, и что способ обучения не влияет на результат (все научатся и будут выполнять требуемое), он определяет, кто научится легче и он меняет субъекта обучения - решать задачу научатся все, но в процессе решения обучаемые изменятся.

Карен Прайор. Не рычите на собаку!
http://lib.ru/DPEOPLE/nerychite.txt
Read more... )
ivanov_petrov: (Default)


не помню уже, давно сделал зачем-то, тут файл попался под руку. Идея была в том, что универы распространялись на северо-восток по Европе, что удобно - чем выше, тем позднее, географическую карту можно совместить с временной шкалой. Но я увлекся и налепил их много, так что глаз растерянно мечется.
ivanov_petrov: (spectacles)
http://expert.ru/expert/2012/17/o-peremenah-bez-peremen/
Напомню: первый проект стандарта, подготовленный прошлой зимой под руководством гендиректора издательства «Просвещение» Кондакова, предусматривал в 10–11-м классах всего четыре обязательных предмета: физкультуру, ОБЖ (не ешьте мухоморов и проверяйте годность огнетушителей), никем не виданную дисциплину «Россия в мире» и совсем уж загадочный «индивидуальный проект» — прочие предметы уменьшались в числе и статусе, становясь факультативными. Публика, некстати прознав о проекте, пришла в ярость


Тогда много говорили: да что вы верите сплетникам, это рабочий документ, полуфабрикат и частное мнение, все будет совсем не так, перестаньте истерить. Ну вот.

Мне удалось раздобыть материал, обсуждавшийся на том заседании. Пришлось клясться, что не выдам источник: комиссия не желает утечек. Она права: результат её трудов вызовет скандал, поскольку ничем существенным не отличится от одиозной кондаковской бумаги. Да, вместо четырёх в старшей школе будет шесть обязательных предметов (всего — девять), всё же остальное — точь-в-точь. То же обвальное сокращение объёма знаний под звонким лозунгом вариативности. То же вымывание важнейших школьных дисциплин. Те же «интегрированные курсы», которых никто не потрудился разработать. То же разделение профильных и базовых уровней изучения предмета (первые — примерно программа советской школы, второе — её осколки). Наконец, тот же принципиальный отказ от разговора о содержании обучения — и, следовательно, то же отсутствие в «стандарте» стандарта. Что должен знать стандартный выпускник школы, ФГОС так и не скажет.

..."Летом-осенью мы планируем отправить документ в Минюст», — заявил газете другой замминистра, Дулинов. Понимаете? И раньше концептуальных возражений публики никто не слушал (что и докажет комиссия Ковальчука), но они хоть считались допустимыми, а теперь — шабаш.

...чем менее он стандарт, тем лучше, ибо тем хуже видны границы «обязательного образования», которое нам обещано сохранять бесплатным. На форумах, где обсуждают образование, модно восклицать, что злобная власть сознательно гробит школу, «потому что дебилами легче управлять». Странные люди — будто с управлением публикой as is есть какие-либо затруднения. Всё гораздо скучнее: денег мало, хочется тратить на образование поменьше. А верные специалисты твердят, что модернизированное образование будет не только дешевле, но и лучше нынешнего.


http://a-privalov.livejournal.com/107896.html
ivanov_petrov: (Default)
Как ни крутись, для ориентации в далеких областях хороши популярные издания. Специальную литературу читать много затратнее. Конечно, она должна быть ясной и не врать, не чрезмерно искажать реальность, быть увлекательной - мало ли что. Трудный жанр.
Я читаю книгу Шимова об Австро-Венгрии и истории монархии Габсбургов, недавно прочел Плунгяна "Почему языки такие разные", ну и другие. Есть книги экстракласса, которые идут поверх барьеров интереса - Циммер о паразитах, Даймонд об истории. Еськов о палеонтологии.
Но литературы non fiction всё больше, очень трудно отыскивать действительно выдающиеся и современные вещи. Иной раз что возьмешь - а это переиздание книги 1951 года, да в такой области, где уже 80-е устарели. Или на английском - там прорва, все подряд читать - совсем невозможно, а быстро разобраться не так просто.
В первую очередь английские, конечно. На русском литература не такая огромная. Конечно, есть недооцененные шедевры. Я бы сказал, что для популяризации хорошо бы переиздать Панфилова об энтомологии, Камшилова об эволюции биосферы, Мейена о палеоботанике, некоторые статьи из замечательного двухтомника "Современная палеонтология". Но это крохи. А вот на английском?
К примеру, я не очень в курсе - вроде бы удивительной славой пользуется Эксле как историк средневековья, очень занимательные книги пишет и издано немногое. А сколько тех, кого я и не слышал?
Уважаемые дамы и господа, вы ведь читаете и каждый себе находит. Поделитесь, пожалуйста - что такого совершенно замечательного вышло на иностранных языках и хорошо бы и нам прочесть, если только знать.
Не стесняясь, напишите, если есть такие - скажем, по современной геологии, по плюм-тектонике - что есть выдающегося популярного, увлекательного? По сравнительной планетологии? Где-то есть в самом деле хорошая книга по вирусологии, чтобы популярная и на уровне 2000-х, а не ранее? Есть ли популярные работы по количественной мифологии, в стиле Березкина? Современные книги по антропологии, где бы рассказывалось на уровне баз данных - сопоставление обществ по учтенным признакам? Уже претендующие на некоторую точность исследования? Не переведен Этрен, что важно для истории науки, но он не популярный - а где популярно изложена фолк-таксономия? Ведь во многих науках в 90-е и далее произошли революции, изменились многие области биологии до неузнаваемости. совсем иной стала история науки - всякие куновские вещи стали совсем классикой. после этого много чего произошло - это есть в популярном виде, достойное прочтения с удовольствием?

Profile

ivanov_petrov: (Default)
ivanov_petrov

December 2016

S M T W T F S
    1 23
4 5 6 78 9 10
11 121314 15 1617
1819 20212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:47 am
Powered by Dreamwidth Studios