ivanov_petrov: (geo)
Я хочу задать вопрос о двух ситуациях, которые, на мой взгляд, весьма сходны, но в общем мнении имеют совсем разные решения. Может быть, я ошибаюсь про общее мнение, или ошибаюсь про сходство, но не исключено, что не ошибаюсь.
Ситуация раз: индекс Хирша. Этот индекс - простой математический показатель, который отражает, насколько часто некоего ученого цитируют другие ученые. Это один из показателей цитируемости. Собственно, мне не столь важно, чтобы именно Хирш, просто это сейчас самый распространенный показатель цитируемости.
Про этот индекс, насколько я понимаю, существует примерно следующее здравое суждение: на основании этого показателя не следует считать, что один ученый лучше другого. Если у одного коллеги показатель вдвое больше, это не значит, что его работы лучше, глубже, содержательнее, вернее и т.п. Тем более на этом основании нельзя сравнивать ученых из далеких областей знания - если у физика и филолога или физика и биолога очень разные показатели, это не значит, что один из них лучше другого, ближе к истине и т.п. Если есть желание узнать, кто из них более прав, придется делать громоздкую работу с деталями - читать статьи, смотреть мнение коллег, решать, какое влияние оказали идеи этого исследователя, думать, какую проблему он решал и какое она имеет значение. Другого пути нет.
Зачем же индекс? Это вненаучное понятие. Например, в силу вненаучных причин, некоторого социального принуждения нет никакой возможности содержательно оценить работы ученых, а какое-то решение о них вынести надо. И тогда берется этот показатель, потому что он позволяет иметь аргументированную позицию. Вместо суждений типа "мне всегда нравилась Капитанская дочка" или "я математику с детства не люблю", можно в разговоре аргументировать какими-то математическими показателями. И тем самым получить решение, не претендующее на содержательность, но позволяющее пресечь споры.
Этот индекс - способ решить содержательную проблему, когда данных для ее решения нет, таким образом, чтобы предотвратить чрезмерные споры. Такое решение делается из-за социального принуждения, это не содержательное решение, оно не претендует на истинность. Некая власть вмешивается в содержательную проблему, и принятое решение условно - это ответ власти, а не на вопрос об истинности.

Ситуация два. Существует множество содержательных проблем в вопросах происхождения жизни, эволюции живых существ, в нейрофизиологии, антропологии, психологии и т.п., которые решаются применением статистических показателей к совокупностям возможных сценариев. На основании некоторых соображений, разных в разных дисциплинах, делаются выводы относительно мощности совокупностей возможных сценариев в том или ином случае, эти мощности сравниваются и выясняется, какая из возможных совокупностей вероятнее. Важно подчеркнуть - речь о вымышленных, возможных совокупностях, то есть там делается аналитическая разбивка предметов на составляющие, некая оценка сочетаемости элементов и выводы о вероятности тех или иных сочетаний.
Результаты таких сопоставлений считаются научными, их относят к "онтологии", то есть считают, что в самом деле наука смогла показать, как шло то или иное развитие. Ситуации вненаучного принуждения нет, никто не заставляет использовать непригодные данные для решения задачи. Но эти решения считаются научными, содержательными, значимыми, на их основе строятся мировоззренческие выводы о том, как мир устроен.

Что вы об этом думаете? В чем разница? Есть ли она?
ivanov_petrov: (Default)
Волнуют меня вопросы. Вдруг поможете, кто сколько сможет. Хоть на пару:

1. Кто придумал термин "царство", regnum. Ясно, что в биологическую номенклатуру его ввел Линней, и тем самым он в основе представления о трех царствах природы... Так? Не было ли предшествующей традиции именовать какие-то такие большие разделы природы царствами? Латинисты, скажите мне, как оно было в самом деле. Что везде написано, что Линней, я знаю, и потому не надо мучить меня авторитетами, которые думают, что знают.

2. Кто придумал деление качеств на первичные и вторичные. Рекламировал Локк, это понятно. Ввел Галилей, это тоже ясно. Но так, как он это сказал, заставляет подозревать, что он обратился к уже существующему концепту и использовал для своих нужд. Есть такое малое подозрение. Я ведь галилееву и латынь-то не разберу, а уж итальянский его мне тем более не доступен. Опять, если кто знает ходовую литературку XV-XVI вв. - скажите. В обычных обзорных трудах по истории науки в том месте, где должен быть написан автор концепта, стоит Галилей, потому не надо мне ссылок на Гайденко и Википедию.
ivanov_petrov: (Default)
(извлечение из лекции, прочитанной в Галактическом университете на Фомальгауте доктором honoris causa Ийоном Тихим)

Объяснительная сила зависит от количества информации, которую следует добавить к структуре объяснения, чтобы получить предсказание относительно последующего хода событий. Если к объяснению следует добавить очень мало информации, чтобы оно заработало - это явление с большой объяснительной силой. Если надо добавить очень много информации, чтобы получить прогноз - это теория с малой объяснительной силой.

Уильям Оккам и Карл Поппер занимались исследованием в области малых объяснительных сил. Минимизируя объяснительную силу, они искали интересные случаи в области крайне слабых информационных взаимодействий. В этой области почти все зависит от привходящей информации. Предельным будет случай, когда нам вообще не нужна объяснительная структура: поток идущей извне информации настолько велик, что объясняет, предсказыавает, делает понятным происходящее и без всякой особой структуры объяснения. Мы можем обойтись без теории, без объяснительной системы, уже сам мощный поток входящих данных раскрывает перед нами структуру реальности. Близко к предельному случаю, в его окрестностях находятся разные слабые объяснительные системы, когда мы имеем очень скромные теоретические структуры и нам требуется много данных, чтобы с помощью этих теорий понять, как будут развиваться события дальше. Это группы феноменологических теорий, или внетеоретических объяснительных структур.

Есть и иное направление исследований. Существуют также крайне сильные объяснительные системы. Предельным случаем будет, по-видимому, система, где практически вся предсказательная сила уже собрана в структуре теории и она не нуждается в поступлении информации извне для порождения сбывающихся предсказаний. Если мы будем минимизировать языковой материал, потребный для построения такой сверхсильной теории, это будет нечто вроде "Ом!". В неэкономных по языку вариантах это будут концепции объяснения через всемогущество Творца - всё, что происходит, происходит по Его воле. Это - сверхсильные объяснительные структуры, их устройство предсказывает любое дальнейшее течение событий и не зависит от поступающей информации.

Следует выстроить линейку объяснительных структур по их силе, от крайне слабых до крайне сильных. Скажем, расположить на этой шкале категорию причинности, закон сохранения энергии, сохранения симметрии, правило Гаузе о несовпадении экологических ниш, концепцию естественного отбора. Общие, приложимые везде и всегда, закономерности, управляющие нашим способом представления реальности, а не конкретными явлениями реальности.

Сейчас профессор Тарантога, которого знают все слушатели Фомальгаутского университета, разрабатывает концепцию соответствия объяснительных усилий и объяснительных сил. Некоторые сочетания проблем и объяснительных средств представляются негармоничными; например, если увольняемому из фирмы сотруднику начинают говорить о глобальном экономическом кризисе, сказавшемся на общей политике государства, или если похищенному террористами гражданину говорят о естественном отборе... Это очевидные случаи. Особый интерес вызывают исследования профессора Тарантоги по поводу соответствия нищеты и теории конкуренции, происхождение разума в обезьяньем стаде под действием отбора и образование компьютерных вирусов в перенасыщенной программистами среде. Размещение на линейке шкалы объяснительной силы таких особых случаев, как закон Мура, и составляет предмет моей сегодняшней лекции...

(C) [livejournal.com profile] zh3l
ivanov_petrov: (Default)
Есть ситуации непроговариваемые, которые даже и как-то неудобно высказывать. Но они существуют, действуют и влияют. Я такую неудобную вещь скажу. Звучит она внешне не очень страшно, но ежели немного подумать - то даже весьма.
Read more... )
ivanov_petrov: (Default)
Я очень люблю их слушать. Поймите правильно - я не считаю, что это неправильно, и не считаю, что это правильно. Я просто люблю это слушать. Ну, как... В детстве, кому повезло, могли застать истории - "а если пойти на наш чердак, там в углу черная-черная дверь, а за ней... ночью в коридор выходит... у него скрипит нога...". Нет, как хотите, я очень люблю, когда мне рассказывают, что такое наука. Первые впечатления я еще в детстве получил. Я тогда пытался поступить в МГУ. А мой отец работал в прикладном институте, совершенно в иной области. Для него этот МГУ был очень далеким, незнакомым и славным вузом. И вот я поступил, и наш сосед по лестничной клетке, бывший десантник, сказал тогда: ну конечно, у тебя же отец в науке, ну и зашел к своим, сказал - помогли. Я именно буквально представил картину - как мой отец бы пришел на биофак и, осмотревшись в вестибюле, пошел бы искать своих, которым бы сказать, чтобы меня приняли. Но объяснить десантнику невозможность этой картины нельзя - ну в самом деле, оттуда, откуда он, все эти ученые где-то рядом. Так что дело совершенно не в объяснениях, это надо просто слушать, потому что это прекрасно и рисует привычный мир с незнакомых сторон, где есть черные-черные двери, скрипит ночью нога и вообще хорошо.
Read more... )

Расскажите мне, если не трудно, как устроена наука в России. Ну, всю правду... В общем, кто какую правду настоящую знает - пожалуйста, расскажите.
ivanov_petrov: (Default)
В представлении о развитии науки существует противоречие. С одной стороны, когда изучается возникновение науки, это рассматривается как европейское чудо, редчайшее событие, за всю историю не повторявшееся. До сих пор не вполне ясно, каковы достаточные причины возникновения науки, в ее генезисе множество неизвестного. - С другой стороны, сейчас наука считается вполне воспроизводимым институтом, ее перемещение и внедрение в новые социумы - банальность, чисто техническая задача. Если где-то нету своей науки - это вопрос денег, всегда можно науку купить. Учредить институты, построить корпуса, нанять преподавателей, выучить своих исследователей - и дело в шляпе, тут никаких хитростей нет.

Мне кажется, что-то здесь говорится по ошибке - либо одно, либо другое неверно. Однако полное исследование такого вопроса - чрезвычайно трудоемкая задача. Рассматривая возникновение науки в разных странах, можно прийти к мнению, что неверно второе утверждение. Наука вовсе не тривиально прививается в социум, будет ли наука в какой-либо стране - большой вопрос. наука - хрупкий и сложный социальный институт, внедрить его очень непросто, и он внедряется личной инициативой замечательных людей, а не решением законодательных или финансовых органов.

Так мне показалось при изучении возникновения науки в России, однако это история старая и довольно известная. Интересно посмотреть, как это было в других странах, чтобы появился материал для сравнения.

Европейские страны в этом отношении - плохой пример, Европа во многих отношениях представляет собой единый культурный регион, и там очень древнее переплетение влияний. Лучше взять совсем отдаленную, неевропейскую страну, и посмотреть, как в ней возникала наука - легко и механично, или с огромным трудом и благодаря счастливому вмешательству уникальных личностей.

Индийская наука
Проблема заключается в том, что историю науки обычно рассказывают с точки зрения государства.Read more... )
ivanov_petrov: (Default)
В представлении о развитии науки существует противоречие. С одной стороны, когда изучается возникновение науки, это рассматривается как европейское чудо, редчайшее событие, за всю историю не повторявшееся. До сих пор не вполне ясно, каковы достаточные причины возникновения науки, в ее генезисе множество неизвестного. - С другой стороны, сейчас наука считается вполне воспроизводимым институтом, ее перемещение и внедрение в новые социумы - банальность, чисто техническая задача. Если где-то нету своей науки - это вопрос денег, всегда можно науку купить. Учредить институты, построить корпуса, нанять преподавателей, выучить своих исследователей - и дело в шляпе, тут никаких хитростей нет.

Мне кажется, что-то здесь говорится по ошибке - либо одно, либо другое неверно. Однако полное исследование такого вопроса - чрезвычайно трудоемкая задача. Рассматривая возникновение науки в разных странах, можно прийти к мнению, что неверно второе утверждение. Наука вовсе не тривиально прививается в социум, будет ли наука в какой-либо стране - большой вопрос. наука - хрупкий и сложный социальный институт, внедрить его очень непросто, и он внедряется личной инициативой замечательных людей, а не решением законодательных или финансовых органов.

Так мне показалось при изучении возникновения науки в России, однако это история старая и довольно известная. Интересно посмотреть, как это было в других странах, чтобы появился материал для сравнения.

Европейские страны в этом отношении - плохой пример, Европа во многих отношениях представляет собой единый культурный регион, и там очень древнее переплетение влияний. Лучше взять совсем отдаленную, неевропейскую страну, и посмотреть, как в ней возникала наука - легко и механично, или с огромным трудом и благодаря счастливому вмешательству уникальных личностей.

Индийская наука
Проблема заключается в том, что историю науки обычно рассказывают с точки зрения государства.Read more... )
ivanov_petrov: (Default)
Разговор о том, как юзер [livejournal.com profile] psr1913plus16 классифицировал статьи из пубмеда
Read more... )
ivanov_petrov: (Default)
Разговор о том, как юзер [livejournal.com profile] psr1913plus16 классифицировал статьи из пубмеда
Read more... )
ivanov_petrov: (Default)

"Объект исследования в методологическом смысле означает не просто внешнюю реальность (такое значение соответствует общефилософскому, теоретико-познавательному значению понятия «объект»), а реальность, которая специально выделена и очерчена в своих границах наукой. Например, эволюция органического мира как реальность насчитывает многие миллионы лет, а объектом науки она стала лишь начиная с ближайших предшественников Ч. Дарвина, которые увидели в ней процесс, определяемый естественноисторической необходимостью, и начали поиски ее объективных закономерностей и механизмов. Дарвин завершил эти поиски, построив научную картину эволюции как объекта изучения. Точно так же история общества вплоть до середины прошлого века оставалась в значительной мере областью философско-религиозных идеалистических спекуляций, а объектам науки она стала лишь после возникновения диалектического и исторического материализма.

В выделении объекта исследования принимают участие методологические знания трех уровней. Философско-методологический анализ позволяет осмыслить сами процедуры определения объекта, при помощи которых осуществляется переход от объекта как непосредственно наблюдаемой реальности к собственно объекту исследования. Это достигается путем выявления устойчивых и необходимых связей явлений в данной области, отражаемых в определенных научных абстракциях (эволюция органического мира или история общества как естественноисторические процессы). На этом же уровне методологический анализ помогает различить собственное содержание объекта, независимое от познающего субъекта, и познавательную форму, в которой выражено это содержание (понятие, суждение и т. д. как логические категории).

Общенаучные методологические принципы играют важную роль в характеристике типа объекта и конкретного способа определения его границ. Скажем, подход к объекту исследования как к системе предполагает выявление в нем определенной структуры, многообразных типов связей, способов взаимодействия с окружением и т. д."

ЮДИН, Системный подход и принцип деятельности
Read more... )
ivanov_petrov: (Default)

"Объект исследования в методологическом смысле означает не просто внешнюю реальность (такое значение соответствует общефилософскому, теоретико-познавательному значению понятия «объект»), а реальность, которая специально выделена и очерчена в своих границах наукой. Например, эволюция органического мира как реальность насчитывает многие миллионы лет, а объектом науки она стала лишь начиная с ближайших предшественников Ч. Дарвина, которые увидели в ней процесс, определяемый естественноисторической необходимостью, и начали поиски ее объективных закономерностей и механизмов. Дарвин завершил эти поиски, построив научную картину эволюции как объекта изучения. Точно так же история общества вплоть до середины прошлого века оставалась в значительной мере областью философско-религиозных идеалистических спекуляций, а объектам науки она стала лишь после возникновения диалектического и исторического материализма.

В выделении объекта исследования принимают участие методологические знания трех уровней. Философско-методологический анализ позволяет осмыслить сами процедуры определения объекта, при помощи которых осуществляется переход от объекта как непосредственно наблюдаемой реальности к собственно объекту исследования. Это достигается путем выявления устойчивых и необходимых связей явлений в данной области, отражаемых в определенных научных абстракциях (эволюция органического мира или история общества как естественноисторические процессы). На этом же уровне методологический анализ помогает различить собственное содержание объекта, независимое от познающего субъекта, и познавательную форму, в которой выражено это содержание (понятие, суждение и т. д. как логические категории).

Общенаучные методологические принципы играют важную роль в характеристике типа объекта и конкретного способа определения его границ. Скажем, подход к объекту исследования как к системе предполагает выявление в нем определенной структуры, многообразных типов связей, способов взаимодействия с окружением и т. д."

ЮДИН, Системный подход и принцип деятельности
Read more... )
ivanov_petrov: (Default)
Тут могло бы быть вступление, говорящее о том, насколько различаются подходы к научному предмету. Обычно тема не пользуется популярностью, поскольку считается, что объективные результаты - это что-то вроде дивизий (сколько у Ватикана дивизий?), это объективно и ценно. Факты. А всякие там подходы - это субъективно и не ценно, это по необходимости терпимая область ошибок.

Можно представить себе таблицу. Большую такую таблицу. И вот в одном случае она изображена и лежит, распечатанная-нарисованная. А в другом случае ее диктуют по телефону, причем возможности записать - нет. Это одна и та же таблица, развернутая в пространстве для одномоментного схватывания - или во времени, в пространстве речи. Понятно, что восприятие таблицы будет совершенно разным, то, что в одном случае будет "сразу видно", в другом - может быть не замечено или вызывать крайние трудности, это будет какой-то маргинальный взгляд.

Тем, как схватывается предмет у того или иного человека, в какую картину мира он вставлен, очень многое определяется. Спасает дело воспитание и мода. Людей воспитывают - очень жестко, между прочим - думать очень однотипным образом, интеллектуальные моды весьма обязывающие. Потому большинство видит одну картину - допустим, привыкло воспринимать таблицу на слух, запоминая первые три-пять-двенадцать чисел. Ну, разумеется, принято считать, что данный способ работы с таблицей - самый удобный и правильный.

Кажется, что это ни к чему не относится. Где это таблицы диктуют по телефону, когда их всегда рисуют в экселе. Однако можно и пример. Считается, что те изменения, которым подвергается человек в школе и в университете - это изменения естественные и правильные, так людей готовят к научной интеллектуальной работе. А если заговорить о том, что некий вид результатов может быть достигнут лишь при изменении субъекта, исследователя, если ученому - например - надо пройти некую психопрактику, чтобы... Сразу же будет ясно, что это совершенно неправомерная постановка вопроса.
ivanov_petrov: (Default)
Тут могло бы быть вступление, говорящее о том, насколько различаются подходы к научному предмету. Обычно тема не пользуется популярностью, поскольку считается, что объективные результаты - это что-то вроде дивизий (сколько у Ватикана дивизий?), это объективно и ценно. Факты. А всякие там подходы - это субъективно и не ценно, это по необходимости терпимая область ошибок.

Можно представить себе таблицу. Большую такую таблицу. И вот в одном случае она изображена и лежит, распечатанная-нарисованная. А в другом случае ее диктуют по телефону, причем возможности записать - нет. Это одна и та же таблица, развернутая в пространстве для одномоментного схватывания - или во времени, в пространстве речи. Понятно, что восприятие таблицы будет совершенно разным, то, что в одном случае будет "сразу видно", в другом - может быть не замечено или вызывать крайние трудности, это будет какой-то маргинальный взгляд.

Тем, как схватывается предмет у того или иного человека, в какую картину мира он вставлен, очень многое определяется. Спасает дело воспитание и мода. Людей воспитывают - очень жестко, между прочим - думать очень однотипным образом, интеллектуальные моды весьма обязывающие. Потому большинство видит одну картину - допустим, привыкло воспринимать таблицу на слух, запоминая первые три-пять-двенадцать чисел. Ну, разумеется, принято считать, что данный способ работы с таблицей - самый удобный и правильный.

Кажется, что это ни к чему не относится. Где это таблицы диктуют по телефону, когда их всегда рисуют в экселе. Однако можно и пример. Считается, что те изменения, которым подвергается человек в школе и в университете - это изменения естественные и правильные, так людей готовят к научной интеллектуальной работе. А если заговорить о том, что некий вид результатов может быть достигнут лишь при изменении субъекта, исследователя, если ученому - например - надо пройти некую психопрактику, чтобы... Сразу же будет ясно, что это совершенно неправомерная постановка вопроса.
ivanov_petrov: (Default)
Много лет по разным поводам выговариваю изречение.

Чем больше степень формализации, тем больше времени придется потратить на интерпретацию. Чем более однозначна формализация, тем более неопределённый результат интерпретации.

Нельзя выиграть бесплатно. То, что мы выигрываем на введении формальных средств исследования, мы потом должны отработать - это не бесплатный выигрыш, а перенос усилий. Наука в целом несколько формализует познание - и вот разрыв с массой неученых, которым затруднительно объяснять контринтуитивные вещи. Мы можем перенести бремя интерпретации дальше или ближе. Вот теоретик напрудил формализма - это будет интерпретировать тот, кто использует теорию. Или - популяризатор. Или учитель в школе. В общем, кому-то придётся это расхлебывать, и легко не будет - весь выигрыш формализации придётся отработать. Формализация - это средство понимания, то есть вся эта штука имеет отношение к коммуникации, это такой закон коммуникации. Если в простоте сказать - сколько выигрываем на введении однозначного кода, столько усилий придется потратить на обучение всех участников коммуникации этому коду и распутывание ошибок, возникающих от работы кода. Работу понимания нельзя исключить - её можно только перенести по цепочке коммуникации. Можно сделать так, что работу понимания будет совершать не этот человек и не в этом звене коммуникации, а другой человек совсем в другом месте и других условиях. Но избавиться от работы понимания нельзя. В этом смысле можно сказать, что формализация невозможна - то есть нельзя с помощью введения определенных правил уменьшить непонятность и многосмысленность текстов. Но локально - можно, конечно.

Положение фундаментальное. Не очень тривиальное - в том смысле, что многие люди этого "не знают", им важно это понять, до того "не приходило в голову".

Но всё это походя, между делом - это же в разговорах, всего лишь в частных разговорах, в каких-то там докладах и объяснениях, как получены те или иные результаты, отчего так, а не эдак.

Потому спрашиваю: а кто придумал?

Раз это достаточно фундаментальное высказывание, то наверняка сто лет назад был великий человек, который это отличным образом сформулировал, это разошлось в культуре и я "сам придумал" - то есть, попросту говоря, не знаю, кто автор и не знаю, где искать. То идее это редкий случай - попытка сформулировать закон сохранения для информационных отношений. Где законы сохранения не действуют. То есть в отличие от области массы-энергии в мире информации нет законов сохранения, а тут - на тебе, нечто похожее наклевывается.

Не может быть,чтобы это дело упустили, наверняка это давно известно. Но способ выражения - наверное, совсем другой.

PS Есть известное речение Эйнштейна. Не помню точно, смысл такой: в той мере, в которой математика относится к действительности, она ненадежна, в той мере, в которой надежна, не относится к действительности. Это об этом, но всё же чуть в сторону.
ivanov_petrov: (Default)
Много лет по разным поводам выговариваю изречение.

Чем больше степень формализации, тем больше времени придется потратить на интерпретацию. Чем более однозначна формализация, тем более неопределённый результат интерпретации.

Нельзя выиграть бесплатно. То, что мы выигрываем на введении формальных средств исследования, мы потом должны отработать - это не бесплатный выигрыш, а перенос усилий. Наука в целом несколько формализует познание - и вот разрыв с массой неученых, которым затруднительно объяснять контринтуитивные вещи. Мы можем перенести бремя интерпретации дальше или ближе. Вот теоретик напрудил формализма - это будет интерпретировать тот, кто использует теорию. Или - популяризатор. Или учитель в школе. В общем, кому-то придётся это расхлебывать, и легко не будет - весь выигрыш формализации придётся отработать. Формализация - это средство понимания, то есть вся эта штука имеет отношение к коммуникации, это такой закон коммуникации. Если в простоте сказать - сколько выигрываем на введении однозначного кода, столько усилий придется потратить на обучение всех участников коммуникации этому коду и распутывание ошибок, возникающих от работы кода. Работу понимания нельзя исключить - её можно только перенести по цепочке коммуникации. Можно сделать так, что работу понимания будет совершать не этот человек и не в этом звене коммуникации, а другой человек совсем в другом месте и других условиях. Но избавиться от работы понимания нельзя. В этом смысле можно сказать, что формализация невозможна - то есть нельзя с помощью введения определенных правил уменьшить непонятность и многосмысленность текстов. Но локально - можно, конечно.

Положение фундаментальное. Не очень тривиальное - в том смысле, что многие люди этого "не знают", им важно это понять, до того "не приходило в голову".

Но всё это походя, между делом - это же в разговорах, всего лишь в частных разговорах, в каких-то там докладах и объяснениях, как получены те или иные результаты, отчего так, а не эдак.

Потому спрашиваю: а кто придумал?

Раз это достаточно фундаментальное высказывание, то наверняка сто лет назад был великий человек, который это отличным образом сформулировал, это разошлось в культуре и я "сам придумал" - то есть, попросту говоря, не знаю, кто автор и не знаю, где искать. То идее это редкий случай - попытка сформулировать закон сохранения для информационных отношений. Где законы сохранения не действуют. То есть в отличие от области массы-энергии в мире информации нет законов сохранения, а тут - на тебе, нечто похожее наклевывается.

Не может быть,чтобы это дело упустили, наверняка это давно известно. Но способ выражения - наверное, совсем другой.

PS Есть известное речение Эйнштейна. Не помню точно, смысл такой: в той мере, в которой математика относится к действительности, она ненадежна, в той мере, в которой надежна, не относится к действительности. Это об этом, но всё же чуть в сторону.
ivanov_petrov: (Default)

"Первый тип рефлексии, практически безраздельно господствовавший на протяжении всего классического периода развития науки, характеризуется направленностью на объект познания. Самосознание науки движется вокруг связки «знание — объект», а субъект познания, поскольку он привлекается к анализу, рассматривается лишь в качестве посредника между объектом и знанием. Пользуясь удачным термином, предложенным П. П. Гайденко, этот тип рефлексии можно назвать онтологизмом. Характерным моментом онтологизма является однозначная трактовка отношения объекта и знания, восходящая к аристотелевской концепции истины как adaequatio intellectus ad rem. В соответствии с этим при анализе научного знания принимается в расчет только его объективное содержание. Предполагается, что каждому определенному объекту соответствует вполне определенное знание (типологически единственное). Процесс получения знания рассматривается непосредственно как движение по пути к объективной истине. Поэтому целью рефлексии является контроль за истинностью движения исследовательской мысли и нахождение тех последних оснований в объекте, обращение к которым дает единственную истину. Эта модель типа рефлексии хорошо прослеживается на локковской концепции первичных и вторичных качеств, в рамках которой свойства субъекта толкуются как помеха к достижению истины. Наиболее отчетливым философским выражением онтологизма как типа рефлексии явился эмпиризм. А поскольку речь в данном случае идет о самосознании науки, то вполне понятно, почему философия эмпиризма была столь популярна во времена классической науки, исповедовавшей почти без исключений постулаты онтологизма."

Э. Г. ЮДИН. Системный подход и принцип деятельности
http://www.pseudology.org/science/SystemPodxod.htm
Read more... )
ivanov_petrov: (Default)

"Первый тип рефлексии, практически безраздельно господствовавший на протяжении всего классического периода развития науки, характеризуется направленностью на объект познания. Самосознание науки движется вокруг связки «знание — объект», а субъект познания, поскольку он привлекается к анализу, рассматривается лишь в качестве посредника между объектом и знанием. Пользуясь удачным термином, предложенным П. П. Гайденко, этот тип рефлексии можно назвать онтологизмом. Характерным моментом онтологизма является однозначная трактовка отношения объекта и знания, восходящая к аристотелевской концепции истины как adaequatio intellectus ad rem. В соответствии с этим при анализе научного знания принимается в расчет только его объективное содержание. Предполагается, что каждому определенному объекту соответствует вполне определенное знание (типологически единственное). Процесс получения знания рассматривается непосредственно как движение по пути к объективной истине. Поэтому целью рефлексии является контроль за истинностью движения исследовательской мысли и нахождение тех последних оснований в объекте, обращение к которым дает единственную истину. Эта модель типа рефлексии хорошо прослеживается на локковской концепции первичных и вторичных качеств, в рамках которой свойства субъекта толкуются как помеха к достижению истины. Наиболее отчетливым философским выражением онтологизма как типа рефлексии явился эмпиризм. А поскольку речь в данном случае идет о самосознании науки, то вполне понятно, почему философия эмпиризма была столь популярна во времена классической науки, исповедовавшей почти без исключений постулаты онтологизма."

Э. Г. ЮДИН. Системный подход и принцип деятельности
http://www.pseudology.org/science/SystemPodxod.htm
Read more... )
ivanov_petrov: (Default)
"Вся теоретическая биология должна состоять, по нашему мнению, из двух частей: физико-химической, назначение которой состоит в том, чтобы расшифровать физико-химическую природу элементарных актов жизнедеятельности на уровне макромолекул или клеточных органелл, и кибернетической, назначение которой состоит в том, чтобы понять функционирование биологических систем, отправляясь от их структуры и сведений о свойствах их элементов"
Ляпунов А.А. В чем состоит системный подход к изучению реальных объектов сложной природы - Сист.иссл. Ежегодник 1971

Если я правильно понимаю, кибернетика в указанном значении сейчас полагается некой "гуманитарной" областью, философией и болтовней. Значит ли это, что биология мыслится только состоящей из расшифровки ее физхим механизмов - или есть ощущение, что к этому надо что-то добавить? Как теперь это называется?
ivanov_petrov: (Default)
"Вся теоретическая биология должна состоять, по нашему мнению, из двух частей: физико-химической, назначение которой состоит в том, чтобы расшифровать физико-химическую природу элементарных актов жизнедеятельности на уровне макромолекул или клеточных органелл, и кибернетической, назначение которой состоит в том, чтобы понять функционирование биологических систем, отправляясь от их структуры и сведений о свойствах их элементов"
Ляпунов А.А. В чем состоит системный подход к изучению реальных объектов сложной природы - Сист.иссл. Ежегодник 1971

Если я правильно понимаю, кибернетика в указанном значении сейчас полагается некой "гуманитарной" областью, философией и болтовней. Значит ли это, что биология мыслится только состоящей из расшифровки ее физхим механизмов - или есть ощущение, что к этому надо что-то добавить? Как теперь это называется?
ivanov_petrov: (Default)
Я смутно помню историю. Японскую. Впрочем, у всех почти японских историй есть китайские аналоги. Так что, может, и китайскую. А не всё ли равно, коли помню я ее смутно? Поэтому лучше слушайте.

Стоял где-то в Японии монастырь. И как-то несуразно он был расположен - окрестных сел нет, дороги не ведут, так что нищенствующие монахи совсем оголодали, монастырь пришел в ветхость. И настоятель монастыря как-то сказал своему коту - я, говорит, понимаю, что ты всего лишь маленькое животное и не можешь себя пропитать, и потому мы, монахи, без претензий и тебя кормили все это время. Но сейчас у нас тяжелые времена, совсем нечего есть и я не могу тебя накормить - мне нечего тебе дать.

В общем, отпустил кота в неоплачиваемый отпуск. Ехал окрестной дорогой сёгун с войском и не было ему где заночевать. Отправленные во все стороны разведчики не могли найти подходящего места для ночлега. И тут сёгун, ехавший, натурально, впереди войска, увидел кота. Тот сидел на обочине дороги и махал сёгуну лапкой. Сёгун направил к нему коня - кот отбежал в сторону и снова сел, приманивая сёгуна. Каждый раз сёгун скакал к этому коту на своем боевом коне. За сёгуном следовало всё его войско - а кот отбегал и снова манил сёгуна за собой.

Слово за слово - привёл кот всю эту ораву в тот монастырь. Сёгуну нашлось место для ночлега, войско тоже как-то там разместилось. Наутро сёгун, отбывая, одарил монастырь... Ну там - подкинул каких-то привилегий, обязал чью-то казну что-то там такое давать... насыпать монастырю сколько-то сяку риса... Не важно. Короче, монастырю с тех пор хорошо и монахи не устают поминать в своих молитвах доброго котейку, который привёл сёгуна. Ну и сёгуна тоже не устают поминать, дело такое.

Так вот, я что хочу сказать. Очевидно, что это история о преодолении экономического кризиса. Не менее очевидно, что это - вариант истории об Ахиллесе и черепахе. Только древнегреческие рассказчики по своему легкомыслию забыли главное. Ну, что с Зенона взять... Греки не вспомнили, куда привела черепаха Ахиллеса и кому от того была большая выгода.

Это потому, что именно с греков пошла традиция бескорыстной мысли - когда праздный народ просто так задачки решает, ни для чего. Теория называется. Еще не все поняли, что такое теория? Это когда берется целая нормальная история. У неё отрубается хвост, где говорится, собственно, чем всё закончилось и зачем это было нужно. У неё отрубается голова, где сообщается, как было плохо, пока эта история не началась, а оставляются для рассказа только рёбра почти без мяса - мол, как это дело решалось.

Profile

ivanov_petrov: (Default)
ivanov_petrov

December 2016

S M T W T F S
    1 23
4 5 6 78 9 10
11 121314 15 1617
1819 20212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:47 am
Powered by Dreamwidth Studios