ivanov_petrov: (geo)
Были эпохи, которые следует оценивать как в некотором смысле пророческие - например, Древняя Греция. Поскольку через 2000 лет стали считать, что ее возрождают, поскольку многие идеи стали основой совсем другой цивилизации - это такое заглядывание в будущее. Но если бы греков спросили - раз они пророческие, что же именно говорит о будущем времени их культура? что бы они сказали? Наверное, про греческий язык и заниматься голыми в палестре. И как это прочесть? Как указание на единый межплеменной язык - так получится? Как указание на популярность развлечения "смотреть на спорт"? Причем спорт сейчас совсем иной, это совсем не греческие игры. Всерьез следовало бы указать на развитие греческой рациональности, особенности математики, мышления, на далекие следствия из философии, на сходство эстетического идеала, что как по трафарету будут повторять сотнями лет именно вслед за ними. Но сами греки, средний грек - вряд ли вообще сообразил бы, о чем ему толкуют.

И современному человеку трудно сказать, если бы он даже и был в будущем. Ну вот мы хотя бы. Мы были. То, что было "социалистическим экспериментом ХХ в." - заброс в далекое будущее. Иные эпохи, вполне благополучные, нельзя характеризовать как "пророческие", они просто для проживания. А тут - да, сильно поспешили, вылетели из истории на очень большой промежуток времени вперед. Социализм. Надо понимать, какой это тяжелый и опасный опыт. Понимать, что там из будущего, а что связано с преждевременными условиями осуществления. В пределе - как опыт младенца предвосхищает старческую деменцию. Как это сказать? Можно долго шутить про очереди или воровство, но как можно сказать, куда смогли заглянуть многие десятки миллионов путешествеников во времени? Причем опыт они приобрели, конечно, совершенно не тот. Просто опыт выживания, например, или опыт обычного существования. Но цениться должен совсем другой опыт - если кому-то удалось приобрести опыт путешественника во времени. Ведь это бывает крайне редко. потянутся долгие века, когда никто уже никуда не едет, все тихо живут свое время, не выпрыгивая. А одному не прыгнуть - это делается такой машиной времени величиной с целую культурную общность, целым регионом - тогда хватает мощности. Общество в целом обладает достаточной мощностью, чтобы, сбиваясь, умирая и деградируя, проговорить что-то из увиденного там. Выкинуть хотя бы отдельных людей за грань настоящего.

Вот только жаль, что понять, что же было иллюзией, связанной с преждевременностью, что показалось, поскольку кровь затмила глаза от перегрузок, а что было на самом деле - поди разбери.

Вот если спросить бывших советских людей или их детей, к примеру - что можно считать пророческим из советского прошлого, этого будущего-в-прошедшем? Какой опыт из этого можно было вынести?
ivanov_petrov: (geo)
Я немного дополню ту картину, которая нарисована в тексте http://ivanov-petrov.livejournal.com/1984934.html

Массовое образование появилось в XIX в. А до того кто выполнял функцию этого объединения общества и обеспечения взаимного понимания его членов, основу аргументации и рационального принятия решений? В самом общем смысле об этом говорят как о "культурном бэкграунде", но это очень общая формулировка - в культуру входит много чего, в том числе образование есть часть культуры. Конечно, язык и много еще что, но для "объяснений", для возможности аргументации и взаимных договоров использовались иные средства. Долгие века основой договороспособности общества была религия. Ведь тогда общество не было светским. Важно, что религия тут выступает в своей социальной функции - это не глубочайшие искания оснований человеческой жизни, а довольно поверхностные функции обеспечения социальной жизни. Обычно исполнение религией этих функций не нравится глубоко религиозным людям. Это не личные искания, а общественно-утвержденные институты, когда в церквях оглашаются здравицы за царствующего правителя, одобряются действия государства, когда основой аргументации служит случайная подборка цитат из Писания и т.п. Назовем это "клерикализацией" - ситуацию, когда некоторые общественные функции выполняют церковные институты.

Описываемая мной роль образования (как основы артикулированного взаимного общения, возможности объясниться и аргументировать) возникла недавно, с появлением светского общества. Появились государства современного типа, появились массовые общества, на смену частным школам пришло образование государственное и потому (как все у государства) обязательное. И в светском обществе, где религия больше не выполняет регулярным образом свои функции обеспечения среды внутреннего понимания для разных людей, общего основания и базы для переговоров - теперь эту функцию выполняет образование.
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Взаимодействие антипатий. Самая мягкая форма - признание чуждости, отторжение. Не самая мягкая форма - агрессия и подавление. Когда в обществе такая ситуация, как это можно понять?
Read more... )
ivanov_petrov: (некурю)
Бродя по ссылкам, я как-то оказался на женском форуме, там обсуждали семейные проблемы и способности. И в данном случае затравкой обсуждения был текст, на примере которого автор пыталась объяснить нечто важное другим женщинам и примкнувшим к ним до неотличимости девушкам.

Там некая девушка, долгое время ведущая независимый образ жизни, решила выйти замуж. Подруга интересуется - зачем? Все у тебя есть, и деньги, и секс, и достаток. Ребенок нужен - для этого необязательно, так к чему ты ищешь сложности? Желающая замуж пытается объяснить: Ну, понимаешь, вот, к примеру, зимнее утро, красота, и ты хочешь пойти на лыжах, и ты с мужем берешь и отправляешься гулять на лыжах, здорово, правда? Подруга: А что, приятелей, знакомых у тебя нет? С ними пойти. Девушка, желающая замуж: Ну их же уговаривать надо, у них другие планы, настроения, не делается так, чтобы сразу - утром решил и пошли, им надо за неделю, а потом они откажутся, или потом будут с кислыми рожами, не получится... А тут рядом, сразу - захотел - и вот с прекрасным настроением пошли гулять! Подруга: А мужа не надо уговаривать и договариваться? Девушка, желающая замуж: ???!! Ты что? Правда?

Есть такая метафора: когда мы читаем книгу, мы разговариваем с ее автором. Люди науки часто говорят: вот, захотел поговорить с Ньютоном или Аристотелем - можно взять их сочинения и почитать. Чтение книги - это разговор с творцом идей, ты с ним в непосредственном общении, ты видишь, как он выстраивает мысль, как ее обосновывает. Так можно с классиком науки или с творцом художественного произведения - поговорить, увидеть и понять. Эта метафора приводится, чтобы отличить чтение оригинального авторского текста от знания цитат или пересказа тех мыслей у других авторов. Мол, то, как пересказали Аристотеля или Дарвина - это одно, а что они сами тебе скажут при чтении - это другое.

Это верно, конечно, но, как всегда, отчасти.
(c) [livejournal.com profile] zh3l
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Идеалов общественного устройства не так много. В основном люди думают весьма смутно, и то, что им видится как идеал, не похожий на другие, является лишь вариантом весьма известной идеи. Спутанное и смутное мышление не вывести к какому-то решению, его можно, пожалуй, лишь поставить в тупик, в надежде, что, ощупав носом это затруднение, человек озаботился поиском выхода - созданием хотя бы в своих мыслях некоторого общего идеала социального устройства.

На смену пользующегося массовым признанием марксистского идеала пришел другой, который можно обозначить как идеал гражданского общества. Этот идеал разрабатывал и защищал Эрнест Геллнер, в частности, в книге "Условия свободы". Там есть очень характерное место. Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Удивительно различно выглядит то, каким образом создается научное знание в разных областях. Интересно именно столкновение с ожиданиями. Ученому, занимающемуся какой-то наукой, привычно думать, что он знает, как создается научное знание, с чего следует начинать. При этом он хитренько посматривает на разных других специалистов и методологов, поскольку те обычно несут полную чушь и нечто не имеющее отношения к делу, а он, ученый, знает, как браться за дело. Во всех случаях. Внешне можно пока притвориться, будто не знает, но на самом-то деле, конечно, понятно, что все остальные заблуждаются. Конечно, наук много, но можно так сказать, что биолог знает, что сначала надо описать предметную область, создать таксономию и морфологию, описать разнообразие объектов, а потом переходить к описанию сложных взаимодействий между ними и к описанию всякой динамики взаимодействий частей и состоящих из объектов более сложных целых. Физик (хотя разных физик много, конечно), допустим, знает, что надо устанавливать фундаментальные типы взаимодействия и изучать эти взаимодействия - или знает, что сначала следует создать статику, а потом динамику. Историк, допустим, или филолог, согласится, что надо описать предметную область, только там никакой таксономии наводить не надо, это выдумки, а следует установить, например, последовательность памятников и событий. И все они вместе согласятся, что начинать надо, конечно, с опыта, с эмпирического многообразия, а вот путаницу общих понятий и построение теорий следует отложить на потом, когда станет немного яснее с опытом, тут можно начинать строить теории. То есть знание в первую и пятую очередь - эмпирическое, и только потом, на закате лет, когда уже можно себе позволить, оно начинает быть теоретическим. И тут, может быть, появится соцолог и сообщит, что все не так, начинать надо с абстракции и с построения глобальной теории, и только потом, может быть, где-то в сто двадцать пятую очередь, дело дойдет до опыта. Все взаимно посмотрят друг на друга с крайним недоверием и разойдутся делать дело.

Рассматривая, как сделаны книги по социологии, любой естественник будет страшно недоумевать - отчего там рассматривают прежде всего несчетные воззрения старинных классиков и современных теоретиков, почему там спор о теориях предшествует так никогда и не начинающемуся эмпирическому исследованию. Любой разговор тонет в бесконечном "Дюркгейм, Вебер, Вебер, Парсонс", сопровождается кратким и ёмким "Луман!" и далее уже не движется. Естественник, взглянув на это, подумает что-то по поводу низкой стадии развития науки, не вышедшей из преднаучной философской формы, о том, что они - хоть и наши современники, но просто не доразвились до той простой мысли, что надо же просто эксперимент поставить, и тогда уже можно будет работать с нормальным знанием.

Это к тому, что посмотрел лекции А.Ф. Филиппова на Гефтере (ну вот эту http://gefter.ru/archive/16729 и другие), мне кажется, там замечательно показано, как же возникает социологическое знание и начинает ощущаться, отчего они так странно действуют, почему им приходится столь противоестественно двигаться, так контринтуитивно для любого естественника. Поскольку Филиппов выстраивает свой взгляд с начала, как бы на глазах слушателей строит целую предметную область знаний (социология власти), можно видеть, как это делается. И также видно, что реальность, попадающая ему в руки, диктует определенные способы отношения к себе, способы действий - и оказывается, что в самом деле там сначала теоретизирование, а когда дойдет дело до экспериментов - кто знает. Эксперимент поставить легко и мы просто плаваем в море экспериментального материала - каждый из нас - вот только понять из этого почти ничего не получается. А делают так
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Главное умение политолога и мага - обозвать. Умеющие обзывать явления так, чтобы слово прилипло, и являются успешными магами. Потом все прочие начинают выделять в реальности то, что названо - объясняют происхождение, судят о влиянии, ищут причины, смотрят на следствия. А основой всему - акт именования, сделанный хорошим политологом. Например, "цветные революции". Сказано - и всё, всё уже готово: и цепи причинности, и сбываемость прогнозов, и вообще целая политическая система. Есть слово - значит, есть объект.

я только к тому, что случайно столкнулся с замечательным обзыванием, которое сделал очень успешный и известный маг - Г. Павловский. Он, как это в обычае у магов, говорил о чем-то другом, о чем - это могут вполне понять лишь дипломированные ворлоки, а люди смотрят и видят каждый свой нужный смысл. Маг рассыпает за собой крошки смыслов, и мы по ним можем пройти дальше и увидеть наступающее на нас.

так вот, маг сказал: "Понятна цель автора: к моменту страшного суда сформировать научно-практический консенсус".

Это из предисловия Павловского к книге Е. Шульман "Практическая политология". (Некстати: предисловие написано замечательно - я никогда не видел, чтобы слова "горячая девочка" были зашифрованы столь искусно. Умение обозвать на высшем уровне, когда и придраться не к чему, и как-то саднит и горько, а все же... И опровергать глупо, и соглашаться противно - в общем, сказано мастерски). Но интересно не это.

Слова колдуна не читаются вне контекста. Он говорит примерно вот как: автор верит в науку и рациональность и стремится привнести разум и трезвую научность в такую мутную сферу, как политология. Это, конечно, надежды юных, которые еще находят смысл в такой деятельности, а умудренные колдуны уже не находят, хоть и всё понимают. Так вот, занятия наукой в нынешней исторической обстановке, попытки найти истину и разобраться с загадками, - это попытка найти все ответы и прийти к истинному знанию в преддверии конца света. Мир рушится, и скоро уже совсем того, у нас цивилизации осталось не так много - а они ищут правду. И главное даже не в том, чтобы колдун считал, будто правды нет или еще что негуманное - нет, он лишь указывает на внешние условия этих поисков. Мол, и правда есть, и истина, и метод, и даже ответы найдутся, и победит ваша наука, отчего бы ей не победить - но посмотрите вокруг, еще несколько десятков или там сотня лет - и вы возгласите свои ответы - а что будет вокруг и кто будет вас слушать?

Очень интересное колдунство. Указывает на цель: постараться к тому времени, когда все пойдет прахом, успеть добраться до истины, а то будет совсем обидно - ведь возможности есть, и столько сил трачено, как же так, надо же добыть результат, хотя бы и ни для кого, просто чтоб был.
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Я хочу задать вопрос. Я в самом деле не знаю ответа, поэтому не пытаюсь ловить дураков и выскакивать из-за угла с криком "Попался!" Далее, я понимаю, что скорее всего никто не знает ответа, и готов принять разные разумные рассуждения. Не хотелось бы слышать что-то непродуманное, то есть то, к чему сам говорящий серьезно не относится.

В последние дни стали много чаще задавать вопрос, который спрашивали последние годы. А днями - почти каждый, с кем я встречался, в начале разговора или в конце, спрашивал меня - "Как думаете, мировая война сейчас начнется?" Но мой вопрос совсем другой. Я не хочу гадать, будет ли война (я отвечал всем, что в политике понимаю меньше, чем мало, но думаю, что пока нет), и я не думаю, что у моих собеседников есть серьезные основания думать так или иначе. Данные для решения то ли нет нигде, то ли ... но не у нас.

У меня совершенно другой вопрос. Многие люди сейчас задают этот вопрос о войне, - и что удивительно для меня: никто не испуган. Я не видел ни одной реакции испуга, страха - ожидаемой и естественной дл меня. Мол - третья мировая... неминуемо ядерная... ох, как же жить... На любом уровне - понимаю, что может не волновать мировая цивилизация, но ведь ясно, что для личного благополучия каждого говорящего начало войны было бы катастрофой. Но страха нет, совсем. Спрашивают с любопытством, с очень живым и настороженным любопытством, вопрос представляется важным, но не страшным.

И вот мой вопрос (на который я просил ответить серьезно, не шутить, а подумать) - почему так? Я не буду объяснять - кажется понятным, что еще недавно такой вопрос однозначно сопровождался бы страхом. Сейчас эмоции совсем иные - разные. Есть азартное ожидание, бывает гнев, бывает обида и раздражение, в общем, самые разные чувства, а страха нет. Причем если бы его не было только у надцатилетних, я бы придумал, что они какого-то там опыта не имеют, не привыкли бояться и еще что-то. Но нет. И в 30, и в 40, и в 50, и за 60 - все говорящие, которых я видел, не боятся. И при этом легко допускают, что вот-вот рванет.
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Есь такие старые проблемы, которые не растворились, не ушли в прошлое, решенные незаметно и как-то там неважно, что никто и не помнит. А напротив - проникают в жизнь все настойчивее, то, что прежде было пугающими фантазиями, становится просто бытовой подробностью.

Я под катом приведу цитаты из книги 1968 г. "Глас Господа". Проблема - внедрение в социальную жизнь статистики, Big Data. Кажется, и до сих пор естественная человеческая реакция не принимает статистику. Пример: я говорю "Люди следуют за телевизором, он сильно влияет на их мысли, это можно показать в статистических исследованиях". В ответ реакция: считает всех быдлом, сам в смокинге, интеллектуал хренов, а между тем вокруг нормальные люди и мало кто прям так за телевизором. Можно по любому другому поводу. Меж тем очень близка ситуация, когда в вузы и на работу будут принимать по тестам, которые сделаны через статистику, вся реклама и поведение потребителей организуются через статистику, политическое поведение - тоже.

И вот я приведу ту цитату из Лема и хочу спросить что-то такое: а как вы выстраиваете отношения с этой идеей? Про статистику, которая все в большей степени проникает в социальную жизнь и тем самым управляет жизнью каждого отдельного человека. Можно считать, что "меня это не касается", или что "ну что ж, так уж устроено, что делать - терпим". Или скажем "мои социальные возможности общество ограничивает через представления о статистике, а мысленно я свободен". Или "наконец разум и рациональность будут управлять толпами эмоциональных баранов, только к лучшему". Или "есть вещи, которыми так и надо управлять, пусть сникерсами торгуют через опросы мнения, а вот образование и медицину не трожь". В общем, может быть много мнений, я все не придумаю - но вроде есть такая проблема, связанная с опасениями и недоброжелательностью. Как решается?

Проблема связана с многими другими. Например, что наши личные решения - всего лишь статистика распределения потенциалов в пучках нервных волокон, и иллюзия свободы воли - это принимать на веру решения собственной внутренней статистики. И здравый смысл - всего лишь результат статистики отбора, и здравые, нормальные эмоции по поводу проблем - всего лишь результат статистики, и интуиция - просто сумма статистики прошлых опытов, в том числе - за время филогенеза вида. И проблемы жизни и смерти в медицине все чаще решщаются через статистику - потому что рекомендованные и даже прямо требуемые способы лечения - это сведенная в рекомендации статистика, никаких рациональных оснований за этим часто не стоит. И что вы лично об этом думаете? (Кроме "ничего, не до того")
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Имеется ходячая история, родом из Средних веков - как папа короновал императора ногами. Вот так, да, сидел на троне, ногами держал корону, ногами водрузил ее на голову королю. А потом ногой же и сшиб эту корону, чтобы показать, что королевская власть - ничто перед властью папы. А потом кардиналы поднимают эту укатившуюся корону и уже руками (кардиналы же) усаживают ее на голову королю. Мол, таков обычай коронования у пап, что делать, такие обычаи.
История эта рассказывалась несчетно и вошла в разные хроники и рассказы средневековых писателей. Вместе с историей о папессе Иоанне и прочими такими делами.

Это что вообще такое? А вот. Бойцов проясняет, откуда эта вся штука происходит. Кратко говоря, это не идеология (хотя идеологии там полно, конечно, ясно, что эти истории рассказывались "за папу" или "против папства"), это не художественный свист, не романы и развлекательные истории, это не ошибки. Это - бугиале.

Особое искусство придумывания лживых историй. Процветало в папской курии прежде всего, но также и при больших королевских дворах. То есть там имеется номенклатура, люди, которые десятилетиями работают в этом большом бюрократическом учреждении, сменяются папы, императоры, а они ведут свое делопроизводство на вверенных участках. И они свои, они понимают и помнят. И все время вокруг новые люди, они приезжают издалека, знатные туристы, богатые и влиятельные - сейчас - в очередной раз жадно пытаются прознать, проникнуть, внедриться. Ну что же, нет ничего легче. И эти старые волки рассказывают им разную чудесную лажу. Несколько соревнуясь меж собой, кто лучше и нахальнее, остроумней, совершеннее соврет. Потому с легкостью подтверждают рассказы других (а как же? конечно, знаю эту историю, вам отец NN рассказал? ну конечно, конечно, помню, там еще вот какой был поворот..). И врут свое, стараясь обойти. Идиоты верят и пишут свои искренние воспоминания об интригах при дворе.

Высокое искусство. Немногие могут его практиковать. Это можно было поймать в некоторых околооккультных кругах (где старые опытные люди подтрунивали над неофитами, рассказывая небылицы о подвигах друг друга), в некоторых старых учреждениях. Обязательное условие - круг старожилов и сменяемая среда неофитов, авторитет среди которых деды поддерживают, в частности, знанием этого фольклора, ими же и сочиняемого. Появляется в иерархических и высокобюрократизированных средах, в армии, да что в армии - практически в любой больнице в раньшие времена можно было это застать - лежащие в палате "вот уж третью перемену блюд" рассказывали об обычаях этой палаты (отделения) вновь поступившим. А когда это не месяцы держится, а десятилетия - уу, такое бугиале... Сами понимаете, если к этому можно подключить прессу. Ох. То есть когда такого бюрократа-шутника обхаживает тот, о ком известно, что он хронист и все это запишет в свою провинциальную хронику, - тут такие истории рассказываются, что история плачет, сожалея, что у нее такого не было.

Бойцов М.А. Величие и смирение. Очерки политического символизма в средневековой Европе. М. Российская политическая энциклопедия. 2009. 550 с.
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Понял, что правильные мальчики сделаны из восьми кубиков, трех шариков, нескольких палочек и скрепляющего всё это чувства юмора. У неправильных, не следящих за собой мальчиков число кубиков нечетное. Например, семнадцать.
(не знал, что надо считать кубики. Посмотрев современное искусство и насладившись зрелищем девушек, пищащих "вау, у него восемь кубиков!" - восхищен). Кстати, в составе девочек кубиков нет совсем.

Как изменились представления о теле-то. За немногие годы - иная совсем антропология. Вспоминаются "беременные" на картинах позднего средневековья, мужчины в животастых колетах и штанах с пуфами - тогда была такая. И сейчас резкие изменения за очень немногие годы. Интересно, где-нибудь это описано?
ivanov_petrov: (geo)
Мамардашвили где-то сказал, что большинство советских людей никогда не сталкивались с последствиями своих поступков. Не могу сообразить, насколько это верно. Я понимаю эту мысль так: очень многое в поведении советского человека определялось социальной средой. Поэтому социальный фон мог быть хуже, чем человек заслуживал, и тогда человека жалко, или мог быть лучше, чем заслуживал, поддерживать человека, стабилизировать его вопреки его усилиям. В любом случае человек жил в таких условиях, которые не он себе сделал. В этом смысле он не сталкивался с последствиями.

Понятно, что можно сказать - всегда сталкивается, потому что сам меняется. Ну да, если ты каков-то, то через 10 лет можно сказать - потому что был 10 лет назад таким-то. Хотя и это может быть неверно, там цепи причинности не так выглядят. С другой стороны - а сейчас что, среда столь податлива, что гибко отзывается на каждый поступок и никого не поддерживает? И, опять же - ну да, в при социализме мы имели такое welfare state для бедных. Но, значит, у кого был велфер для богатых - те еще сильнее были закрыты от последствий своих поступков? В общем, возразить можно многояко, но ведь и вообще не понять что-либо можно массой способов. Ладно там что было в СССР, давно было. А теперь? Мы наконец сталкиваемся с последствиями своих поступков? Вокруг легко шутят про битву холодильника с телевизором и отдельные граждане говорят на разные лады "ужо тебе". И вообще, работу у нас не обеспечивают, медицину тоже, и потому жив ты или не совсем - вроде бы собственная заслуга. Так что, теперь - сталкиваемся? Или вообще эффект человеческой цивилизации, как технический, так и социальный, таков, что мы в целом живем в мире, где защищены от последствий своих поступков? И тогда Мамардашвили был прав, только он полагал свою правоту частной, особенной и потому интересной, характеризуюющей конкретное общество, а на деле он был прав тривиально, для всех одинаково и совсем не особенно?
ivanov_petrov: (geo)
Вышла восхитительная книга, хотя, признаюсь, может оказаться и так, что просто я подвержен книгам такого рода. Помню, как где-то в 2001 г. взахлеб читал книгу Ильина, изданную в Сыктывкаре, о социальной стратификации России. Потом, в середине 2000-х, вышли книги Радаева и Шкаратана, и это было потрясающе. Это яркие исследователи, занимающиеся проблемами стратификации, есть и много других. Книга Н.Е. Тихоновой "Социальная структура России". 2014. Новый хронограф - очень значительная работа в этом ряду.

Слабость моя к таким вещам связана с тем, что я не способен понимать иные. Или, чуть менее скромно - мне очевидна недостаточность любых иных способов понять, где живем. Вижу людей, которые опираются в суждениях на личный опыт. Всякий личный опыт ничтожен, у большинства тех, кто на него опирается - ничтожен вдвойне, они знают четыре десятка человек одного социального слоя и делают выводы о России. Другие знают четыре сотни и уж тут они просто знают всех. Иные ездили в Таиланд или, не дай бог, были в Париже - всё, они знают мир. Многие опираются на литературу - скажем, цитируя удачные строчки Пелевина, уверены: вот формудла, тут все сказано, теперь понятно. Мне - ничего не понятно. Пусть это остроумно, резко, дерзко, гипнотизирующе ярко - ну и что? Пока у меня нет понимания устройства общества, в котором живу - я без глаз, в тумане, вокруг муть. Многие с восторгом падения говорят о наболевших 84 процентах. Они знают кто это, я же не знаю. Высказываемые дразнилки понимания не добавляют. Что? Советские? Ну будет чушь пороть, какие там советские, столько-то процентов, вы их еще в деятелей военного коммунизма запишите. В общем, любые суждения о нашей стране, власти, обществе, народе и прочем для меня - практически пустой звук, пока я не понимаю, к чему они реально относятся.

То есть - как устроена социальная структура, как сложено общество.

а сколько шпаг у нас четыре
а бёдер семь а пальцев сто
давайте с самого начала
мы кто.

На пути к этой заветной цели стоят, как известно, идолы предубеждений. Вокруг социологического знания этих идолов очень много понатыкано, почти из любой точки пространства знаний человек не может войти в социологию. У естественника одни проблемы, у филолога другие, у инженера третьи - но все не могут. Это, знаете, как инициация - живет-живет человек, учится даже себе на социологическим факультете, обычный человек, а потом - рраз, что-то хрупнуло, голова приобрела нужную асимметрию и появился социолог. Если не появился - беда, будет гнать пургу. Ну ладно, это другая история, об инициации социологов, пусть она останется нерассказанной.

Какой самый страшный идол стоит у естественника на дороге к социологическому знанию? Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Когда говорят, что есть в истинной и настоящей науке национальные черты, или не "национальные", а региональные, культурные - которые одними берутся, а другими нет - примеров можно привести не так много. Случаев таких довольно много, но они обычно закопаны так глубоко и выражаются в столь специальных подробностях, что их рассказать крайне трудно. А примеров ходовых, которые более или менее известны - мало.

Один из таких примеров - разница отношения к районированию (шире - вообще подход к классификации, но это пусть будет за рамками; просто потому, что классифицирование (выделение объектов) является основой науки и если это захватывать, весь разговор уйдет в философию науки и методологию, и оттуда уже не вынырнет). Это разное отношение к районированию проявляется в биогеографии, до некоторой степени в некоторых экологических науках и, конечно, в полной мере - в географии. Там, по большому счету, две школы - русско-немецкая и американская, волею судеб в ХХ веке русско-немецкая стала советской, а американская собою и осталась.

Есть дисертация; автор - Смирнягин Л.В., географ, специалист по районированию, принадлежит к русской школе, а его тема - районирование США. Потому он о всех этих вопросах высказывается яснее прочих - что для других смутные подозрения, для него - очевидность, подкрепленная списком сеток районирования с авторами. Для начала там шикарный пример сохранения границ. Севернее границы висконсинского оледенения голосуют за республиканцев, южнее - за демократов. Сей фокус получает некоторое объяснение, а потом - несколько кусков про то, как выглядит ситуация в американской географии, где традиционно районы считаются необъективными, это всего лишь мнения исследователей относителньо комплексов признаков, с точки зрения другой школы, где районы считаются объективно существующими.

Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Наука, ясное дело, сильно поменялась в России. Было в мире две "мировых науки", два сообщества, стало только одно, и бывшая советская ушла в провинциальную. И к тому же во многих областях произошли сильные изменения, так что бывш.советская еще и необратимо устарела, не говоря о третьих и четвертых, которые тоже можно придумать.

Меж тем это же не каждый день происходит. Конечно, доминирование в науке от страны к стране и от языка к языку переходит, хоть и не так часто. Но тут были и особенные черты, и к тому же этот процесс не очень описан.

Социологам положено, и они взялись описать произошедшие изменения и новое положение науки, взяв для примера себя. С одной стороны - вряд ли химику будет так уж интересно узнавать, какие там изменения и как идет провинциализация в социологии, если ее всерьез наукой не считают. Да, про физику или химию было б в определенном отношении интересней, но зато авторы хорошо, изнутри знают предмет. В общем, описание трех наук - мировой ("единственно верной"), туземной и провинциальной (авторы различают эти понятия).

http://anthropologie.kunstkamera.ru/files/pdf/019/sokolov_titaev.pdf
Михаил Соколов, Кирилл Титаев. Провинциальная и туземная наука
Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Существует такое не очень грациозное и несколько недоделанное рассуждение о том, кто в какой культуре говорит истину. Каким социальным ролям это позволено. Утверждается, что всего четыре роли, которые по-разному называются в разных истинностных ситуациях и культурах. Правду говорит пророк, мудрец, специалист и частное лицо, способное говорить вольные речи. Ясно, что иной культуре будет не пророк, а алармист или политик или революционер, или будет не специалист, а учитель, профессор в университете, или не пророк, а проповедник, или опять не профессор, а именно специалист, ученый - может быть, даже "британский ученый" захватывает монополию на истину, и рядом с ним - ваш друг, тот, кто скажет правду, частное лицо. Это тоже роль, иногда она несколько социализируется, в некоторых обществах странник, отшельник, мудрец или философ может становиться всехним другом, говорящим правду в глаза, а в иных обществах опять эта роль уходит к частному лицу, которое никак социально не маркировано, это просто близкий человек, который скажет правду.

Однако у меня вопрос совершенно другой, прямо обратный. От кого вы готовы услышать правду?Read more... )
ivanov_petrov: (geo)
Я уже привык что стоит поместить текст об интеллигенции, как придут комментарии, объясняющие, какая это гадость.

Хорошо. Вот текст о том, как в центре мышления стоит рационализм, об отношении к окружающим, текст хорошего умного человека, и в то же время - неотрекшегося интеллигента, представителя среды. Давайте личные черты отложим в сторону - и выскажите мне, чем же сейчас всем так неприятна интеллигенция. Я не слышу такой свистящий злобы в разговорах о рабочих, о них вообще нет разговоров, хотя рабочие есть. Я не слышу злобы в разговоре о тех, кто работает на земле - хотя, когда на это посмотришь, кажется, что уж чего-чего, а оснований для злобы там много. Но - ее нет, об этом мертвом мире просто не говорят. Есть круги бизнеса, круги чиновников, тесно переплетенные - это часто не любят, по этому поводу рассказывают анекдоты, обличают даже, а вот злобы - нет. Говорят как о своей кухне - ну да, пора ремонт, вид никакой, и вообще грязно, но кухня - своя. А вот как об интеллигентах - сразу говорят как о чужом сортире - и то там плохо, и это ужасно.
И что это за черты, которые теперь складываются в образ интеллигентности - какой она была когда-то?
Read more... )
ivanov_petrov: (некурю)
Их много, конечно, но я не о том, что всего два, а о том, что полезно представлять наличное разнообразие как растянутое между этими двумя полюсами, так что большинство оказывается в переходных рядах между одним и другим.

Вы говорите - троллинг как национальная идея, они там все упоротые, обозначая удивление перед формами мысли. Между тем, это не глупость, не упоротость и не издевательство. Это ум. Вы его просто не узнали. В советское время такие типы выстречались - как бы хитрован, мужичок вроде на простой работе, а соображает, умеет с хитрой усмешкой сказать простой способ решения сложной и задуманной мухами проблемы. Вокруг все такие "зато, с другой стороны, учитывая, что, нельзя не обратить внимание...", а он парой слов - и в дамки. Шашки такие очень любили, и в шахматы играли, как в шашки. Быстро и просто.

Это именно ум. Он и ценится в этих кругах не как умение обмануть, а именно как ум - найти простой образ, простое решение, рассекающее проблему. Эти люди всегда имели дело с людьми и проблемами людей, и твердо выучили, что все проблемы можно уговорить и договориться, если нет - ликвидировать, что все проблемы имеют простое, хоть иногда неприглядное решение. Если вы таких помните, должны знать - у них совершенная оборона против сложности. Она не входит в идеал ума, если что-то излагается сложно и запутанно, это всего лишь субстрат, с этим всерьез нельзя иметь дело, люди не разобрались. Я уж не знаю, как объяснить. Ну, вот есть изредка люди, которые имеют идеалом красоту, так если что-то не красиво, для них это не существует - интеллектуальное некрасивое решение для них не является решением, это пока не раскрытая ошибка. Так вот, для этих хитрованов сложное - это пока не решенное, а так-то умный мужик все на коленке прикинет - и готово. Причем во всем так, нет проблем, имеющих иное решение, просто многие надувают щеки и притворяются, что понятно - с этого имеют бабло, за щеки, а вообще-то, ежели нормальный мужик, он все эти дела сечет и видит фишку.

Обратное можно видеть... ну, скажем, пусть будет пара наших потрясающих Иванова и Топорова. Тут интеллект во всех переливающихся видах, любой объем текста может изойти на любую проблему, эрудиция фантастическая, по ходу дела привлекаются дальние и сверхдальние сближения, красивейшие сопоставления, чужедальние ассоциации... Абсолютно никакого итогового смысла. То есть на вопрос "и что?" в конце речи произвольной длины ответ всегда один: "ничего". Пусто. Там дело в красоте и интеллектуализме процесса, в ассоциациях, которые попутно возникают у образованного человека, в возможных мыслях по поводу, когда этак слушаешь, а сам думаешь о своем и - ба! - нашел. А собственнывй смысл текстов никакой, только "все сложно" и "не совсем так".

И вот между этим и вот тем натянута сетка, в которой запутан наш интеллект. Нет, иноприродные вещи, не из этой развертки, конечно, есть. Изредка. Отыскать тяжело, узнать трудно. В основном встречающееся - отсюда, из этой развертки, этой полярности. А вы говорите - троллинг... Это у них ум такой, они не притворяются, не издеваются, они просто и честно гордятся, показывают, какие умные и как умеют - ну, как этакий мачо бицепс бы напрягал напоказ. А вы думаете - над вами смеются? Все хуже, уважаемые.
ivanov_petrov: (geo)
Всё это можно считать иллюстрацiей къ нѣкоторому важному принципу: наличiе общаго объясненiя при отсутствiи спецiальнаго - хуже, чѣмъ отсутствiе всякаго объясненiя (что позволило бы хотя бы не забывать, что вопросъ остаётся открытымъ). Собственно, самъ мотивъ приводить общiя объясненiя въ подобныхъ случаяхъ я склоненъ реконструировать какъ потребность защитить нѣчто общее же - предзаданную картину мiра, ощущенiе, что нашъ методъ даётъ отвѣты на всѣ вопросы, и т. п. И именно поэтому ругался выше про "идеологическiй брѣдъ" и проч. - это вѣдь отличный способъ блокировать всякое пониманiе реальности.
http://uxus.livejournal.com/61909.html

Это был эпиграф.

Речь о моем непонимании. Мне представляется, что очень часто сейчас используют внешне рациональные формулы, которые не несут в себе никакого понимания и лишь закрывают от выговаривающего их - закрывают то, что он, собственно, совсем ничего не понимает.

Примеры наскоро. Видел в журнале френда - совершенно не важно, насколько верны конкретные цифры - что он считает, будто в конфликте на Украине вина России - 70%, сепаратистов - 25, Киевских властей - 4, Европы и США - 1. Я бы считал, что говорящий такое заблуждается - независимо от того, сколько процентов на какую чашку положит.

Другой пример. Говорят, что у человека и свиньи (допустим) судя по сравнению геномов 98% сходства, с шимпанзе - 99%, а с грибом каким-то - 70. Опять: совершенно не важно, как считалось, по какой методике, такие ли цифры. Это просто фраза, которая провоцирует чужое непонимание и затрудняет собственное понимание.
ivanov_petrov: (geo)
- Р. Фрумкина. Новое литературное обозрение. 2012.
О книге трудно сказать. Потому что первые впечатления обманчивы. Если поглядеть поверхностно, не читая, глядя в оглавление, предисловие и тп. - что это? Книга из рецензий, они ранее публиковались. Значит, что? Ну, как это бывает - автор собрал под книжную обложку статьи, в данном случае - даже рецензии, и запустил. Книга.

Однако, читая, замечаешь совсем другую вещь. Книга сделана не из случайных рецензий, они собираются в узор, и узор содержит изображение, которое в каждой рецензии содержится смутно, а при чтении их подряд - замечается все более отчетливо. Как в голограмме.

И что же такое видно? Я не умею сказать. Как мне кажется, и автор с этим столкнулась, и потому - нашла такую вот форму выскаывания. Каждая главка книги - история чьей-то жизни в СССР. Их много, самых разных. Фронтовые и гражданские. Ученые и совершенно не имеющие отношения к науке. Знаменитые и совершенно простые. Пострадавшие за убеждения и сидевшие, и не сидевшие, при этом - искренние и полные сторонники советского образа жизни. Верные почитатели социализма и люди, критически его оценивающие. (Там не только рецензии, есть еще размышления и воспоминания автора, но начало книги все из обзоров чужих воспоминаний)
Read more... )

Profile

ivanov_petrov: (Default)
ivanov_petrov

December 2016

S M T W T F S
    1 23
4 5 6 78 9 10
11 121314 15 1617
1819 20212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 07:38 am
Powered by Dreamwidth Studios